Практический смысл идейной борьбы в науке

Материал из Большой Форум

Перейти к: навигация, поиск
Петров Анатолий Михайлович
Дата рождения:

07.09.1937 г.

Гражданство:

Флаг СССРФлаг России

Учёная степень:

кандидат технических наук

Учёное звание:

старший научный сотрудник

Содержание

Вступление

В научном разделе Большого Форума оформились два направления. Одно из них можно назвать «традиционным», полагающим, что в науке дела идут в общем неплохо и единственное, чего ей не хватает, так это финансирования. Отсюда и основная цель этого направления – научное популяризаторство. Другое направление можно назвать новаторским, развивающим и продвигающим идеи, уже «витающие в атмосфере» творческих научных поисков, но ещё не получившие признания (возможно, что некоторые из них и не получат признания в обозримом будущем, но ведь на то и научный поиск, чтобы невзначай не упустить из виду что-либо действительно существенное и практически важное!).

Между указанными направлениями, естественно, идёт соперничество (в чём ничего плохого нет), время от времени возникает полемика (и это бывает полезно), однако противостояние может «ненароком» перерасти и в конфронтацию на грани и даже за гранью разумного.

К последнему случаю мы склонны отнести инициирование в разделе, в котором Глобальным модератором является Alexpo (здесь не принято расшифровывать личные данные участников форума), специфической темы, в которой в некомпетентности обвиняется лидер и модератор другого научного направления, доктор технических наук Ф.Ф.Менде (в его научном журнале, напротив, авторы публикуют статьи под своими настоящими именами).

Тема называется О национальности Лагранжа или - а Научный ли журнал Менде? Открывший тему участник форума yakiniku предложил для обсуждения опубликованную им в [журнале БФ] статью «Ab Ovo или "...а Лагранж – против"». Естественно, новаторы не остались в долгу, и в Научном журнале появился «симметричный ответ» в виде статьи Петрова А.М. «Ab ovo или Ab hoc et ab hac?». Так возник прецедент, действительный смысл которого можно понять и по достоинству оценить только в определённом историческом контексте.

Противостояние новаторского и консервативного направлений в науке было всегда, с момента появления самой науки. Мы пропустим этапы, в которых на стороне одного из направлений крайними методами и средствами борьбы были, к примеру, «костры инквизиции» (этим примером мы всего лишь напоминаем, что борьба в науке, за редкими исключениями, шла не «на равных», поскольку власть и сила всегда были на стороне консерваторов). Сразу же перейдём в более цивилизованную эпоху, конкретно – в 1775 год.

Конец ХVIII века, как мы теперь знаем, – это преддверие грандиозных открытий, приведших к постановке на службу человеку новых, ранее ему не доступных, сил Природы. И в немалой степени это произошло благодаря занимавшей в человеческом сознании заметное место и являвшейся отражением наблюдаемого повсюду в Природе «вечного движения» – идее о возможности осуществления perpetuum mobile.

Было бы замечательно, если бы «законодатели научной моды», учёные-академики, могли похвалиться тем, что научно-технический прогресс в то время происходил благодаря созданному ими для работы исследователей и изобретателей научному фундаменту. К примеру, что именно они поспособствовали произошедшему в начале ХIХ века открытию ранее не доступного человечеству источника принципиально нового вида энергии – электрической – и, соответственно, изобретению работающего на этой энергии принципиально нового двигателя – электромотора.

Однако «из песни слова не выкинешь», да никто этого «слова», уже прочно вошедшего в энциклопедии, и не собирается оттуда удалять (так что вещественное доказательство некогда совершённого научного преступления для Суда Истории есть!). Что же произошло в 1775 году? «В 1775 году Парижская академия наук приняла решение не рассматривать заявки на патентование вечного двигателя из-за очевидной невозможности их создания» (http://ru.wikipedia.org/wiki/).

Вместо того, чтобы дать научное определение perpetuum mobile как машины, приводимой в движение силой, создаваемой за счёт ещё не известного науке источника энергии, парижские академики «додумались» до абсурдного определения perpetuum mobile как замкнутой системы, в которую энергия ни откуда поступить не может! Иначе говоря, вместо стимулирования поиска новых источников энергии, они на этих поисках фактически поставили «теоретический крест». Выпустив эту «научную пустышку», академики расписались в собственном творческом бессилии, но зато вооружили чиновников от науки и клерков из будущих патентных служб «дубиной», без разбора бьющей по головам исследователей-новаторов и изобретателей.

Преступный характер этой акции состоит в том, что человек, не знающий, «как надо делать», не может и не имеет права давать указания о том, «как не надо делать»! А ведь нынешняя теоретическая физика, с её поставленными «во главу угла» законами сохранения, фактически и есть наука исключительно о том, как нельзя нарушать эти законы. Но ведь эти законы действуют только в замкнутых системах (само это понятие есть научная абстракция, созданная для удобства научного анализа!). А если мы хотим сконструировать открытую систему с требуемыми нам свойствами? В таких системах законы сохранения нарушать можно и нужно, но, конечно же, «по-умному». Как именно?

Научные и патентные эксперты этого не знают, потому что в высшей школе будущих специалистов этому не учат: они (якобы) знают только то, как делать нельзя! В этом отношении нынешняя Российская академия наук – достойная преемница своих недалёких (не по времени, а по разуму) парижских коллег. Особенного совершенства «запретительный подход» к новым научным поискам достиг при нынешнем (с 1991 года) президенте РАН Осипове Ю.С. Одних только писем и материалов с предложениями новых научных разработок в области альтернативной энергетики, которые безответно «затерялись» в его канцелярии, было бы достаточно (если бы они вдруг «нашлись»), чтобы решить проблему отопления канцелярии РАН на весь период сильных морозов в Москве, что конечно, энергетику страны никак не устроит и в тяжёлые времена не спасёт.

Собственно, как в академической, так и в вузовской науке накоплены не поддающиеся оценке «достижения» по части игнорирования давно назревших новаций. Более того, ведущим вузом страны МГУ имени М.В.Ломоносова взят на вооружение метод превентивных ударов по новаторам ещё на стадии научных дискуссий на интернет-форумах (а в реферируемых печатных изданиях уже давно «всё схвачено» так, что туда и «мышь, без допуска на шее» не проскочит). И, на наш взгляд, вовсе не случайно, а как раз для более широкого распространения опыта «зажима научной критики», ректор МГУ (с 1992 года) В.А.Садовничий в 2008 году был приглашён на пост вице-президента РАН.

Конечно, статья yakiniku и вызванная этой статьёй полемика на Большом Форуме оказывает ректору МГУ «медвежью услугу»: ведь до сих пор его надёжно действовавшим методом ответа на любую критику было делать вид, что никакой критики просто нет. Теперь же внимание к такой критике привлечено, а последствия «не контролируемы» и потому не однозначны.

Мы хотим привлечь внимание широкого круга людей к абсурдному и совершенно неприемлемому положению, сложившемуся в теоретической физике. Ведь здесь должны главенствовать лишь два критерия научности: чёткий физический смысл и математическая корректность постановки и решения задач! Так что, по сути, мы имеем дело с прикладной математикой, когда, в конечном счёте, «всё упирается» в конкретную математическую формулу.

А ведь получается парадокс: мы показываем формулу, в которой утверждается, что 2×2=4. А наш оппонент смотрит не на формулу, а куда-то вверх и говорит, что в некоем виртуальном пространстве он видит в ответе 5! Причём всё это сопровождается «сочувствием» к собеседнику по поводу непонимания им элементарных вещей и объявлением ему вынужденной необходимости прекратить с ним полемику «по соображениям гуманизма». За этим видится явная тоска по тем временам, когда к автору новой идеи на дом или на место работы можно было просто послать психиатра с бригадой санитаров.

Мы предлагаем даже не учёным, а просто людям, имеющим высшее и среднее образование, ответить на три не очень сложных вопроса, по которым теоретическая физика ныне чётко разделилась на консерваторов (на стороне которых вся сила и мощь официальной науки) и новаторов, пренебрежительно именуемых «альтами», т.е. людьми, представляющими так называемую «альтернативную науку», которая, например, для комиссии РАН, руководимой академиком Кругляковым, однозначно означает лженауку.

Поскольку современное состояние теоретической физики (по крайней мере, по мнению наших оппонентов, ни в какой форме и ни в малейшей степени не соглашающихся с нашей критикой) адекватно отражает «классическое» десятитомное учебное пособие, рекомендованное Министерством образования РФ для студентов физических специальностей университетов (авторы Л.Д.Ландау, Е.М.Лифшиц и др.) и, к тому же, поскольку на его «непогрешимости» особенно категорично настаивает официальная наука, мы выберем несколько спорных (на любой, даже «не очень просвещённый» взгляд) позиций из этого учебного пособия, точнее, из его первого, в силу его основополагающего характера, тома.

Итак, Ландау Л.Д., Лифшиц Е.М. Теоретическая механика. Учеб. пособ. Для вузов. В 10 т. Т. I. Механика. – 5-е изд. – М.: Физматлит, 2001. – 224 с.

Спор о методологии

Принципиальный спор идёт по поводу положения на с. 10, задающего определённый качественный уровень методологии всего десятитомника:

«Одновременное же задание всех координат и скоростей полностью определяет, как показывает опыт, состояние системы и позволяет в принципе предсказать дальнейшее её движение».

Сразу возникает вопрос: а куда «пропали» ускорения – главный компонент ньютоновой механики? Ведь даже если в основу анализа динамической системы положить не силовой, а энергетический баланс, то определяющее влияние на характер движения всё равно будут оказывать ускорения, а не одни только координаты и скорости. Представление же энергетических характеристик как функций, явно (и будто бы только) зависящих от координат и скоростей, с последующим применением аппарата частного дифференцирования по координатам и скоростям, на деле оказывается всего лишь «математической уловкой», искажающей физический смысл задачи и приводящей к ошибкам в её решении.

Всё, что смогли на это возразить оппоненты, это нас «поймать на слове»: мол, на с.10 даже «нет слова энергия». Однако «энергетическая направленность» рассматриваемого положения вполне очевидна, потому что далее вводится функция Лагранжа, которая зависит только от координат и скоростей (но не от ускорений!) и имеет физический смысл разности между величинами кинетической и потенциальной энергии системы. Наконец, сама энергия определяется как разность между удвоенной величиной кинетической энергии и функцией Лагранжа.

Для чего создаётся эта, в общем-то никому, кроме «озабоченных» этим аппаратом теоретиков, не нужная, да ещё и чреватая математическими некорректностями и ошибками, «методологическая надстройка»?

Математически корректное выражение для энергии системы получается путём интегрирования силового баланса по пути движения системы, причём независимо от того, замкнутая это или открытая система (т.е. независимо от того, имеет ли дифференциальное уравнение движения нулевую или ненулевую правую часть).

Понятно, что энергия системы зависит не только от координат и скоростей, но и от ускорений. Сделав же, с помощью искусственного (взятого из опыта решения лишь узкого класса задач) приёма, эту зависимость неявной, аналитик вовсе не приобретает права полагать аппарат частных производных по координатам и скоростям адекватным любой решаемой задаче.

Основная математическая некорректность здесь состоит в том, что произвольная динамическая задача безо всякого обоснования трактуется как экстремальная, к которой применим вариационный принцип (наименьшего действия). Более того, сам вид функции Лагранжа как разности между величинами кинетической и потенциальной энергии произвольно взят из частной вариационной задачи о брахистохроне (где именно такой вид подынтегральной функции даёт минимум интеграла движения, т.е. оказывается решением задачи) на произвольную динамическую задачу.

В итоге, на общий случай любой динамической задачи распространяются следующие утверждения:

- интеграл по времени от функции Лагранжа, называемый действием, принимает минимальное значение на любом участке траектории движения системы;

- частным дифференцированием функции Лагранжа по координатам и скоростям можно получить уравнение движения системы в виде баланса действующих в системе сил.

Оба эти утверждения опровергаются приводимым в том же учебном пособии Ландау-Лифшица примером решения задачи о вынужденных колебаниях осциллятора (сс.83-84).

Чтобы результат решения задачи совпал с известным решением этой же задачи на основе ньютонова силового баланса, авторы пособия допускают явную математическую некорректность, полагая результат частного дифференцирования произведения двух зависимых друг от друга величин х(t) и F(t) равным F(t), хотя, на самом деле:

∂(xF)/∂x = F(t) + x(t) ∂F/∂x = F(t) + ∂F/∂(lnx) ≠ F(t)

Но и этого им оказывается недостаточно для того, чтобы скрыть лежащую в основе данной методологии исходную математическую некорректность. Речь идёт о том, что решение задачи завершается расчётом энергетического баланса, в котором, во-первых, учитывается величина работы, совершаемой внешней силой, а, во-вторых, величина пополняющейся (и, возможно, расходуемой) энергии системы.

Иначе говоря, мы имеем нечто похожее на школьную задачу про бассейн:
«через трубу А вливается столько-то, через трубу В выливается столько-то, сколько воды будет в бассейне тогда-то?».

Забавно, что наш оппонент долго не мог понять сути нашей просьбы о том, чтобы он представил энергетический баланс на основе его (т.е. Ландау и Лифшица) решения. Какой ещё баланс?! Сами берите функцию Гамильтона системы, вот вам и вся её энергия, так что никаких балансов!

А всё дело в том, что методологическая ошибка, неизбежная при использовании лагранжева формализма в данной задаче, несмотря на, казалось бы, правильный результат вычисления координат и скоростей, всё-таки не даёт возможности составить энергетический баланс системы. Всему виной то, что, составляя функцию Лагранжа тогда, когда решение задачи ещё не известно, аналитик вынужден вместо величины работы внешней силы, равной ∫F(t)dx, использовать «суррогат» этой величины в виде –xF(t) (что трактуется как «дополнительная потенциальная энергия системы за счёт действия внешнего поля»; обратите внимание, со знаком минус!).

Каких ещё «интеллектуалов» нужно нам привлечь для того, чтобы растолковать суть вышеизложенного заведующему кафедрой математического и функционального анализа МГУ, академику и вице-президенту РАН, профессору, доктору физико-математических наук В.А.Садовничеву? Он не отвечает на посылаемые лично ему письма и публикации по данной теме с 2005 года. Так не пришла ли пора привлечь этого лжеучёного и супербюрократа, по крайней мере, к административной, а, может быть, и к уголовной ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации?


Задача о вращающемся волчке

Следующей задачей, по которой позиция представителей официальной науки остаётся «непробиваемой», мы назовём задачу о вращающемся волчке.

В § 33 (сс.141-142) того же пособия Ландау-Лифшица рассматривается «регулярная прецессия волчка», которая называется там же «свободным вращением симметрического волчка». Таким образом, здесь сошлись вместе названия двух совершенно разных, даже подчиняющихся разным законам механики, движений. В отсутствие внешних воздействий волчок сохраняет неизменным направление своей оси вращения в пространстве (в этом и состоит «классический» гироскопический эффект). А прецессия – это специфический вид безынерционного вращения, налагающегося на основное вращение при наличии внешнего вращающего момента. Как только внешний вращающий момент исчезает (например, при симметричной подвеске оси вращения), прецессия прекращается.

Наши оппоненты и здесь не нашли сказать ничего более весомого в защиту вышеприведённой несуразности, кроме того, что, мол, Петров настолько ничего в этом вопросе не понимает, что даже перепутал § 33 с § 35! Дело в том, что авторы пособия рассматривают «регулярную прецессию волчка» дважды, сначала как «свободное вращение симметрического волчка» (что представляет собой абсурд), а затем как движение волчка под внешним воздействием. Естественно, во втором случае всё идёт по уже проторенному пути: вводится функция Лагранжа и т.д. Короче говоря, смысл претензии оппонентов в том, почему Петров «привязался» к первому абсурду, а не стал заниматься ещё и вторым.

Неблагодарное это дело, к тому же «вредное для здоровья», – копаться … (воздержусь от крепких слов). Я предложил оппонентам и предлагаю всем желающим подвергнуть сколь угодно острой критики «позитивную альтернативу» обоим вышеупомянутом абсурдам, а, именно, статью в Научном журнале Энциклопедии БФ «Задача о вращающемся волчке …»


Кеплерова задача

Особого разговора требует Кеплерова задача, также якобы «решённая» авторами пособия на основе лагранжева формализма. Основная ошибка здесь та же. Она заключается в приписывании «дополнительной потенциальной энергии» частице, движущейся в центральном поле (или малому телу, находящемуся в поле тяготения массивного тела) в виде некой потенциальной функции, не имеющей к Кеплеровой задаче никакого отношения. Здесь мы особо подчёркиваем неадекватность математического аппарата векторно-тензорного исчисления для решения задач на вращения.

На эту тему в Научном журнале Энциклопедии БФ также есть статья, содержание которой пересказывать здесь было бы излишне. В отличие от существующего подхода к решению Кеплеровой задачи, который приводит лишь к видимости решения и не раскрывает, а лишь затуманивает её физический смысл, мы показываем, что в Кеплеровой задаче мы имеем дело с двумя, налагающимися друг на друга, вращениями. В таких задачах адекватным математическим аппаратом могут быть только алгебры с векторным делением (на плоскости – комплексные числа; в трёхмерном пространстве – кватернионы).

Заметим, что только с помощью такого математического аппарата можно получить возможность синтезировать динамические системы с принципиально новыми свойствами, в частности, гравитационные двигатели с неизменным средним гравитационным потенциалом рабочей массы и системы безопорного движения. Иначе говоря, здесь мы получаем прямой выход на решение весьма актуальных практических задач, которые ни ставить, ни решать теоретическая физика в её нынешнем состоянии не может.

На эти темы также есть соответствующие публикации, как в обычном печатном виде, так и в виде статей в Научном журнале Энциклопедии БФ. Количество просмотров этих материалов велико и с каждым днём продолжает расти, а вот критики пока никакой нет. Кстати, в ходе последней дискуссии на БФ по этим вопросам оппоненты вообще не сказали ничего вразумительного. Так что Виктор Антонович Садовничий явно теряет «чутьё и спортивную форму» даже в подборе кадров более-менее квалифицированных провокаторов для «работы» на интернет-форумах!

В свете последних трагических событий в Японии особую остроту приобретает вопрос о разработке и внедрении альтернативных источников энергии. Не пора ли «дать по рукам» лоббистам, представляющим интересы атомной промышленности и нефтегазового комплекса, всеми силами и довольно «успешно» тормозящим развитие альтернативной энергетики, особенно гравитационной и вихревой? В научной сфере имена главных лоббистов хорошо известны – это Президент РАН Осипов Ю.С. и вице-президент РАН и ректор МГУ Садовничий В.А. Руководителям государства пришло время проявить, наконец, политическую волю, чтобы найти юридические основания (в просторечье – «поганую метлу») для того, чтобы очистить академическую и вузовскую науку от этих главных на сегодня препятствий на пути научно-технического прогресса в стране.

Литература

  • Ландау Л.Д., Лифшиц Е.М. Теоретическая физика: Учеб. пособ.: Для вузов. В 10 т. Т. I. Механика. – 5-е изд., стереот. – М.: Физматлит, 2001.
  • Петров А.М. Заявка № 97111689/06 на изобретение «Способ получения и использования гравитационной энергии в форме движения рабочей машины, транспортного средства или летательного аппарата», с приоритетом от 15 июля 1997 года (архив Роспатента).
  • Петров А.М. Гравитационно-резонансные “вечные двигатели” в природе и технике: математическое описание, возможные технические решения для систем наземного и космического применения, расчёт эффективности. – М.: Компания Спутник+, 2001.
  • Петров А.М. Макроэффекты пространственной локализации, переноса на расстояние и резонансного накопления гравитационной энергии. – М.: Компания Спутник+, 2002.
  • Петров А.М. Гравитация: методологическая адекватность теории открывает доступ к новому виду энергии на практике. A.Pétrov. Gravitation: l’adéquation méthodologique de la théorie ouvre l’accès à la source énergétique nouvelle en pratique. – М.: Компания «Спутник+», 2003.
  • Петров А.М. Гравитация и кватернионный анализ. – М.: Тип. «Наука», 2005.
  • Петров А.М. Векторная и кватернионная парадигмы точных наук. – Компания «Спутник+», 2005.
  • Петров А.М. Гравитационная энергетика в кватернионном исчислении. – М.: Компания Спутник+, 2006.
  • Петров А.М. Кватернионное представление вихревых движений. – М.: Компания Спутник+, 2006.
  • Петров А.М. Кватернионные тайны космоса. – М.: Компания Спутник+, 2007.
  • Петров А.М. Открытое письмо учёным-математикам по поводу методологического кризиса теоретической физики. – Москва, Компания Спутник+, 2007.
  • Петров А.М. АнтиЭйнштейн: Переворот в науке, произведённый г-ном Альбертом Эйнштейном. – М.: Компания Спутник+, 2008.
  • Петров А.М. К проблеме аксиоматической адекватности описания движения в физическом пространстве. Методические заметки. – М.: Компания Спутник+, 2008.
  • Петров А.М. К теории инерциоидов, гироскопов, вихрей и … perpetuum mobile. – М.: Компания Спутник+, 2009.
  • Петров А.М. Реактивная динамика открытых систем (резонанс, вихреобразование, гироскопия, электромагнетизм). – М.: Издательство «Спутник +», 2010.

См. также

Ссылки

Личные инструменты