Кровавое воскресенье (1905)

Материал из Большой Форум

Перейти к: навигация, поиск

В начале 900-х годов в России разразился экономический кризис. В 1904 г. началась вой­на с Японией. Нужда и бедствия широких народных масс резко усилились. Все выше под­нималась волна забастовок. Наряду с экономи­ческими требованиями бастующие рабочие все чаще выдвигали политические требования. Уси­ливалось влияние большевиков на массы. Цар­ское правительство попыталось взять под свой контроль рабочее движение. При помощи свя­занного с полицейской охранкой попа Гапона была создана легальная рабочая организация «Собрание русских фабрично-заводских рабо­чих города С.-Петербурга». Эта организация должна была отвлечь рабочих от революцион­ной борьбы. Однако затея царских властей по­терпела полный провал.

В конце декабря 1904 г. дирекция Путилов­ского завода уволила четырех рабочих. Путиловцы стали на защиту своих товарищей. Но требования рабочих не были удовлетворены, и 3 января они объявили забастовку. Теперь ра­бочие не только настаивали на приеме уволенных, они выдвинули более широкие требования: установить 8-часовой рабочий день; учредить выборную комиссию от рабочих для разрешения спорных вопросов с администрацией; улучшить условия труда; повысить заработную плату. Эти требования скоро стали известны на других заводах Петербурга. Уже через день в поддерж­ку путиловцев забастовали рабочие многих пред­приятий столицы, а 7 января стачка стала все­общей, охватив более 130 тыс. человек. Погасло электричество, не выходили газеты и журналы. Жизнь в столице была парализована.

Во всех районах города рабочие ежедневно устраивали многотысячные собрания. Прави­тельство направило в рабочие кварталы сол­датские патрули. Атмосфера накалялась.

В эти тревожные дни Гапон предложил ра­бочим пойти к Зимнему дворцу и подать царю петицию, в ней изложить свои нужды и беды. Гапон и его подручные внушали рабочим: царь-де узнает об их тяжелом положении, и устано­вится на Руси правда и справедливость. Подав­ляющее большинство горячо поддержало предло­жение Гапона.

Большевики пытались разъяснить рабочим всю нелепость этой затеи. Но предотвратить шест­вие было невозможно. Тогда революционеры решили пойти вместе с рабочими, с тем чтобы вырвать их из-под влияния гапоновцев, помочь рабочим самим разобраться в событиях. Под влиянием большевиков в петицию были вклю­чены политические требования: свобода пе­чати и слова, свобода рабочих союзов, созыв Учредительного собрания, равенство всех перед законом, установление 8-часового рабочего дня.

Петиция начиналась словами:

«Государь! Мы, рабочие города Санкт-Петербурга, наши жены и дети и беспомощные старцы-родители пришли к тебе, государь, искать правды и защиты. Мы обнищали, нас угнетают, обременяют непосиль­ным трудом, над нами надругаются, в нас не признают людей, к нам относятся как к рабам, которые должны терпеть свою горькую участь и молчать».

Доведенные до отчаяния, рабочие просили царя о заступничестве:

«Тут мы ищем последнего спасения. Не откажи в помощи твое­му народу, выведи его из могилы бесправия, ни­щеты и невежества, дай ему возможность само­му вершить свою судьбу, сбрось с него невыно­симый гнет чиновников. Разрушь стену между тобой и твоим народом, и пусть он правит стра­ной вместе с тобой».

И просьба? и глухая угроза звучали в заключительных словах:

«Не отзо­вешься на нашу мольбу,– мы умрем здесь, на этой площади, перед твоим дворцом. Нам некуда больше идти и незачем. У нас только два пути: или к свободе и счастью, или в могилу...»

Весь рабочий Петербург побывал на собраниях, где обсуждалась петиция. Каждый стремился поста­вить свою подпись.

Между тем царское правительство готовило кровавую расправу с рабочими. В столицу были вызваны дополнительные воинские части. Вся власть в городе была передана царским генера­лам во главе с дядей царя великим князем Вла­димиром. В ночь на 9 января более 40 тыс. сол­дат и казаков было сосредоточено на основных магистралях города. Дислокация их была раз­работана заранее, с учетом мест наибольшего скопления рабочих.

Ранним морозным утром 9 января на завод­ских окраинах стали собираться огромные тол­пы народа. Вместе с рабочими пришли жены, дети, родители. Все были празднично одеты, радостно возбуждены. С хоругвями, портретами царя, с пением молитв и царского гимна дви­нулись рабочие в центр Петербурга, к Зимнему дворцу. Более 140 тыс. людей вышли на улицы.

Это была мирная, безоружная манифестация.

Первыми кровавой расправе подверглись рабочие Нарвской заставы, среди которых были и путиловцы. К 12 часам дня демонстранты мед­ленно приближались к Нарвским воротам. Вдруг прозвучал сигнальный рожок, и тотчас, без всякого предупреждения, раздался залп, другой. Упали убитые и раненые. Демонстранты были ошеломлены, но все-таки пытались пробиться вперед. Шедшие в передних рядах, разорвав на груди рубахи, кричали палачам: «Нате, стре­ляйте!» – и те стреляли. Демонстранты остано­вились, а затем повернули назад, побежали. Кон­ные казаки стали их преследовать и зверски избивать нагайками. Сотни раненых и убитых остались лежать перед Нарвскими воротами.

Против рабочих Ижорского завода возле Невских ворот бросили кавалерию. Она смяла первые ряды демонстрантов, внезапно раздался ружейный залп.

Кровавая расправа над безоружными рабо­чими происходила на Шлиссельбургском тракте, на Выборгской стороне, у Троицкого моста, и на Васильевском острове, во многих местах го­рода. Но люди, преодолевая все заслоны, стре­мились вперед, к Зимнему. И вот они прорва­лись к царскому дворцу.

Плотная толпа приближалась к ровным шеренгам солдат. От шеренги отделился офицер. Он потребовал очистить площадь, угрожая расстрелом. Толпа остановилась и мирно ожида­ла выхода царя. Но вот рота Преображенского полка вышла вперед, по команде офицера взяла винтовки наизготовку и прицелилась. Еще команда – и раздался залп. Упали раненые и убитые. Воздух огласили вопли ужаса, стоны. Еще и еще гремели залпы. Дворцовая площадь обагрилась кровью. «Палачи! Убийцы!– разда­вались крики из толпы.– Пулями угостили!» А кровавая расправа продолжалась и на при­легающих улицах. Безоружных людей расстреливали у Адмиралтейства, у Дворцового моста, на Невском проспекте – у Городской думы и у Гостиного двора, у Александровского сада. Чугунную ограду сада, как воробьи, облепили любопытные мальчишки. И по ним стреляли. На решетках повисли маленькие фигурки. Более 4600 убитых и раненых пали в этот день жертвами провокации царских властей.

Кровавая расправа вызвала взрыв негодова­ния и возмущения. В тот же день на Василь­евском острове рабочие соорудили баррикады, захватили оружейную мастерскую и забрали оружие.

Бои шли и в других районах города. Были вы­строены баррикады на Невском, у Гостиного дво­ра, на Малом и Среднем проспектах. Над некото­рыми баррикадами развевались красные флаги.

В эти дни рабочие получили первое боевое крещение.

«Рабочий класс,– писал В. И. Ле­нин,– получил великий урок гражданской вой­ны: революционное воспитание пролетариата за один день шагнуло вперед так, как оно не могло бы шагнуть в месяцы и годы серой, будничной, забитой жизни. Лозунг геройского петербург­ского пролетариата – «Смерть или свобода!»– эхом перекатывается теперь по всей России».

Стачки протеста охватили всю страну. Толь­ко в течение января 1905 г. в России бастовало почти полмиллиона рабочих-в девять раз боль­ше среднегодового числа стачечников за предшест­вующее десятилетие. Под влиянием пролетар­ских стачек поднялись против помещиков крестьяне Орловской, Курской, Черниговской, Саратовской губерний, Грузии, Польши, При­балтики. Так началась первая русская рево­люция.

См. также

Личные инструменты