Кордобовский, Константин Александрович

Материал из Большой Форум

Перейти к: навигация, поиск
Константин Александрович Кордобовский
Художник Константин Кордобовский
Художник Константин Кордобовский
Место рождения:

Станция Бахмач, Гомельский р-он, Россия

Место смерти:

Санкт-Петербург, Россия

Гражданство:

Союз Советских Социалистических Республик СССР

Жанр:

график-иллюстратор

Кордобовский, Константин Александрович (1902 — 1988) — художник-график, педагог, искусствовед.

Содержание

Биография

Константин Александрович Кордобовский родился на станции Бахмач (недалеко от Гомеля), где в это время служил врачом его отец. Вскоре отца зачислили в Военно-медицинскую Академию и семья переехала в Санкт-Петербург [1].

Художник К. А. Кордобовский — из тех, кого, вне зависимости от места рождения и переименований города, называют настоящими петербуржцами.

В Ленинграде в дни блокады, делал иллюстрации к пушкинским сказкам. Ушёл добровольцем на фронт, служил в 275-й истребительной авиадивизии.

К. А. Кордобовский участвовал в Красносельско-Ропшинская операция 1944 года, освобождал город Пушкин и одним из первых увидел разрушения Царскосельских дворцов, об этих впечатлениях подробно написано во фронтовых дневниках художника, опубликованных в Ленинграде/Санкт-Петербурге в 2000 году.

В непростых обстоятельствах — во время войны и послевоенные годы — художник сохранял достоинство и веру в искусство. [2].

Начиная с 1935 года и затем долгие годы, Константин Александрович Кордобовский руководил изостудией Ленинградского Дворца Пионеров имени А. А. Жданова, где первые профессиональные знания от него получили многие будущие художники и архитекторы.

В течении десяти лет преподавал в Художественно-графическом училище (которое называли в то время «Демидовским»), там в начале семидесятых годов у него училась известная ленинградская художница (живописец и график) — Татьяна Лукьянова.

Константин Александрович Кордобовский рассказывал ученикам не только о Тициане и Веласкесе, но и о Владимире Татлине и Казимире Малевиче. Его ученики сохранили о нём память как о мудром наставнике, учившем не только мастерству живописи и графики, но и умению видеть, чувствовать и размышлять.

«Ваши рассказы, что для ребят сказочный мир, — писал ему с фронта в январе 1944 года его ученик, художник Федор Смирнов[3]. — Никогда не переживал такого желания рисовать, как после Ваших занятий». Пример Кордобовского дает право пересмотреть хронологию истории русского авангарда. Казалось бы, окончательно уничтоженное искусство по-своему продолжалось вдали от публики и критики.

Константин Александрович был удивительным человеком. «Он не походил ни на кого» и не вписывался в существовавшие каноны, поэтому в годы своей жизни был мало известен, да и не стремился к известности. Мало кто знал, что у него дома хранятся десятки папок, в которые он год от года аккуратно складывал свои работы.

До конца жизни художника его небольшая квартирка на Большой Охте в Ленинграде была одним из последних форпостов традиций двадцатых годов. 
При этом многочисленные письма и записи Кордобовского не подтверждают того, что он был лично знаком с кем-то из мастеров авангарда. Был их внимательным зрителем — это, конечно. Но не принадлежал «школе» или «клану», не числился «филоновцем» или «матюшинцем». Так что речь идет не о личной преданности, но о заряженности идеями, которых художнику хватило до конца дней.


«Художник должен петь своим голосом», — говорил К. А. Кордобовский. Первая выставка работ состоялась в год его 70-летия, все последующие проходили уже без него. Даже в работах Кордобовского семидесятых годов мы обнаруживаем сразу узнаваемые разноцветные квадраты и прямоугольники — строительный материал композиций Казимира Малевича. Так художник обозначал свой выбор: его вдохновлял пример жёсткого и конструктивного мастера.


Своё наследие Константин Александрович оставил в идеальном порядке, как бы подготовил к большой выставке. Он верил в то, что его творчество когда-нибудь выйдет за пределы домашнего архива на иные просторы…[4]

О жизни и творчестве Константина Александровича Кордобовского написана большая, хорошо иллюстрированная его произведениями, книга — «Музыка во льду или Портрет художника» [5], изданная в 2000 году в Санкт-Петербурге, она уже стала библиографической редкостью.

Выставки

  • 2003 г., июнь — июль — Персональная выставка работ К.А.Кордобовского, музей "Царскосельская коллекция"[6]
  • 2004 г., 20 февраля — 20 марта — Персональная выставка работ К.А.Кордобовского, Всероссийский музей А.С.Пушкина[7]

Ученики К. Кордобовского (изостудия Ленинградского Дворца пионеров)

Примечания

  1. От первого лица. Отрывки из дневника К. А. Кордобовского
  2. Царскосельская газета. Выставка: Возвращение в Пушкин.
  3. Федор Иванович Смирнов. Выставка произведений. Каталог. — Л: Художник РСФСР, 1990. — с.9.
  4. «Царскосельская Газета» 27 июня 2003 г. № 33 (9456)
  5. Ласкин С., Ласкин А. Музыка во льду, или Портрет художника К. Кордобовского. — СПб.: Дико Петербург Гмбх, 2000.
  6. Царскосельская газета (рус). Проверено 29 апреля 2012.
  7. Портал "Музеи России" (рус). Проверено 29 апреля 2012.

Литература

  • Глезеров С. Е. Лесной исчезнувший мир. Очерки Петербургского предместья / Под ред. Бекренёва Н. В. — СПб.: Центрполиграф, 2011. — 432 с. — ISBN 978-5-227-02714-6
  • Ласкин С., Ласкин А. Музыка во льду, или Портрет художника К. Кордобовского. — СПб.: Дико Петербург Гмбх, 2000. — 103 с.
  • Кордобовский К. А. Декоративная и оформительская работа в школе.— Л.:Гос. учеб.-пед. изд-во м-ва просвещения РСФСР, 1961.—126 стр.

См. также

Личные инструменты