В Генеральную Прокуратуру РФ (проект)

Материал из Большой Форум

Перейти к: навигация, поиск

В Генеральную Прокуратуру Российской Федерации (проект документа)

Петров Анатолий Михайлович
Дата рождения:

07.09.1937 г.

Гражданство:

Флаг СССРФлаг России

Научная сфера:

Прикладная математика

Учёная степень:

кандидат технических наук

Учёное звание:

старший научный сотрудник

О причинении ущерба государству некомпетентным ведением дел, имитацией творческой деятельности и злоупотреблением служебным положением высшими чиновниками науки, образования и патентной экспертизы

Содержание

Вводная часть

Настоящая публикация предлагается вниманию, главным образом, научной общественности и касается работы трёх учреждений, связанных с наукой:

  • Российской академии наук (РАН) – высшего научного учреждения России;
  • Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова (МГУ) – «флагмана» российской системы высшего образования;
  • Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент) – патентного ведомства, осуществляющего экспертизу изобретений и находящегося ныне в ведении Министерства образования и науки Российской Федерации.

Причём здесь Прокуратура? Притом, что в научной деятельности указанных учреждений возникают коллизии, не разрешимые в рамках самой этой деятельности и преодолеваемые лишь с помощью внешнего вмешательства. В данном случае, как нам представляется, не лишним будет вмешательство именно Прокуратуры.

Однако всё по порядку. Как может учёный-новатор или изобретатель ознакомить общество с результатами своего интеллектуального труда? Чтобы опубликовать статью в рецензируемом научном издании (печатном или электронном), он должен заручиться положительными рецензиями двух докторов наук и, кроме того, «попасть в русло» научных взглядов редактора издания. Условием же получения патента на изобретение является соблюдение автором неких «канонов», имеющих статус «общепринятых положений науки».

Препятствия, искусственно выстраиваемые на этом пути под предлогом борьбы с лженаукой, на деле преследуют цель борьбы с научным инакомыслием в интересах удержания, определёнными группами учёных, властных полномочий в научных структурах как можно дольше, даже если эти учёные уже утратили способность к научному творчеству и превратились в обычных чиновников.

Тем не менее, если бы «общепринятые положения науки» время от времени не пересматривались, причём существенным образом, а редакторы рецензируемых научных изданий не меняли бы (тоже существенно) своих научных представлений (или, в противном случае, их не заменяли бы другими редакторами), то наука как таковая прекратила бы своё существование. Иначе говоря, в науке (впрочем, как и в других видах деятельности) не приемлемы как «игры без правил», так и подавляющий творчество формализм. Во главу же угла должна быть поставлена компетентность специалиста, тем более, если он берётся руководить научным коллективом.

Естественно, мы допускаем возможность «добросовестных заблуждений» руководителя (научного, образовательного или патентного учреждения). В таких случаях, при появлении в коллективе или с приходом со стороны очередного «возмутителя спокойствия», предъявляющего убедительные аргументы в обоснование своих новаторских идей, опытный руководитель считает разумным пойти ему навстречу и принять как должное, пусть поначалу болезненный, но в итоге живительный, процесс перемен, приводящий, среди прочего, к изменениям в нормативной документации, справочной литературе, конспектах лекций, учебных пособиях, учебниках и т.д.

К сожалению, сейчас чаще встречаются случаи другого рода, которые можно назвать (неосознанным или злоумышленным – объективно разницы нет) «присвоением монопольного права на обладание научной истиной». К этому «праву» обычно прилагаются определённые материальные блага и привилегии, потому за него и идёт довольно жёсткая борьба. Иногда же за этим просто скрываются правонарушения должностных лиц, квалифицируемые как злоупотребление служебным положением.

Несомненно, питательную почву для негативных явлений в отечественной науке создаёт противоестественное положение в нынешнем российском обществе «академии наук советского образца», представляющей собой некое «государство в государстве» с правами «экстерриториальности». Так, для академических структур (а по их примеру и для государственных образовательных учреждений) оказывается «необязательным» соблюдение такой нормы, установленной российским законодательством, как своевременные и по существу ответы на письма граждан. В то же время, есть и более серьёзные поводы для беспокойства общественности.

Мы систематизировали имеющиеся открытые данные о состоянии дел в РАН и в МГУ за время пребывания на постах их руководителей Ю.С.Осипова и В.А.Садовничего и представили эти материалы в статье «Двадцать лет спустя или на научном фронте без перемен», опубликованной:

  • в Научном журнале Энциклопедии Большого Форума

(http://bolshoyforum.org/wiki/index.php/),

  • на Научно-техническом Форуме Sciteclibrary

(http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/11481.html),

  • на Форуме Движения за возрождение отечественной науки

(http://www.forum.za-nauku.ru/index.php/topic,1218.0.html).

Дадим краткие пояснения к опубликованным материалам и приведём вытекающие из них выводы.

Начнём с того, что, как ни странно, РАН не исполняет (и, более того, не в состоянии исполнить) требования собственного Устава! Заглянем в пункт 16 Устава РАН, который включает четыре нормы, обязательные для членов академии:

  • членами-корреспондентами Российской академии наук избираются учёные, обогатившие науку выдающимися научными трудами;
  • действительными членами Российской академии наук избираются учёные, обогатившие науку трудами первостепенного научного значения;
  • главная обязанность членов Российской академии наук состоит в том, чтобы обогащать науку новыми достижениями;
  • члены Российской академии наук избираются пожизненно.

Из четырёх указанных норм фактически соблюдается только последняя. Если проверить состав нынешних академиков РАН на соответствие требованиям других норм (положений) того же пункта 16 Устава РАН, то не отвечающими этим требованиям окажутся, в первую очередь, … сами руководители РАН!

Так, анализ научных исследований, выполненных лично президентом РАН за последние 20 лет, показывает, что в числе полученных им новых научных результатов нет ни «трудов первостепенного научного значения», ни «выдающихся научных трудов», ни даже сколько-нибудь действительно «новых достижений». То же характерно и для некоторых новых членов РАН из числа избранных за тот же период по личной протекции президента РАН.

В статье «Двадцать лет спустя…» содержится критика основной (и единственной выполненной без соавторов) работы В.А.Садовничего «Теория операторов», изданной в 2004 году в серии «Классический университетский учебник». В этом учебнике, без ссылок на первоисточники, приводятся результаты исследований большого числа отечественных и зарубежных учёных, притом что в самих этих результатах лично В.А.Садовничему принадлежит лишь сравнительно незначительная часть, никак не подпадающая под определение «выдающегося научного труда» и, тем более, «труда первостепенного научного значения». В связи с этим избрание В.А.Садовничего в 1994 году членом-корреспондентом и в 1997 году действительным членом РАН оказывается слишком похожим на типичную для современного чиновничества коррупционную схему «взаимного обмена административными ресурсами».

Едва Ю.С.Осипов был избран на должность президента РАН (к исполнению обязанностей которого он, вследствие узкой профессиональной специализации и естественного для специалистов такого профиля недостатка гуманитарной культуры, был не вполне готов), сейчас же ему последовали не вызванные объективной необходимостью «заманчивые предложения авансов», от которых он, по слабости характера и из желания иметь дополнительный доход, отказаться не смог.

Так, ему было предложено занять по совместительству должность директора ведущего математического института РАН. Более чем 10-летнее пребывание Ю.С.Осипова на этом посту ничем полезным (кроме конфуза, как лично для него, так и для Института) не закончилось. Тем не менее, и после прекращения фиктивного пребывания в должности директора института, Ю.С.Осипов продолжает числиться в нём на персональной ставке главного научного сотрудника.

После избрания президентом РАН ничто не препятствовало Ю.С.Осипову продолжать преподавательскую деятельность в должности профессора кафедры МГУ и воспитывать новых учеников. Но в том же 1991 году ему от ректора МГУ последовало предложение занять ещё и административный пост заведующего кафедрой МГУ (впридачу с квартирой от университета!). В итоге, в течение всего 20-летнего пребывания на этом посту у Ю.С.Осипова практически так и не оказалось достаточно времени и возможностей, чтобы предметно заниматься делами кафедры: подготовкой учебников и учебных пособий по профилю кафедры, чтением лекций студентам и аспирантам, повседневным решением множества административных и других вопросов.

В качестве реального творческого достижения Ю.С.Осипова за 20 лет заведывания кафедрой называют появление в штате профессорско-преподавательского состава кафедры одного академика РАН, каковым стал постоянный, на протяжении многих лет, соавтор Ю.С.Осипова, работавший всё это время «за двоих» как на кафедре, так и в математическом институте РАН. К сожалению, и это слишком уж походит на реализацию типичной коррупционной схемы.

При нынешнем составе членов РАН, выбравшем и не сменяющем уже на протяжении 20 лет достойное себя руководство, надеяться на то, что РАН сама сумеет привести в действие механизм «самоочищения» от неправомерно, ошибочно попавших в её состав членов, конечно, не приходится. Хотя юридическая основа для признания ошибочными и, соответственно, отмены прежних решений о приёме в члены РАН у Общего собрания РАН имеется, но, безусловно, академики на это не пойдут, инстинктивно, «из чувства самосохранения», не желая уподобиться известной «унтер-офицерской вдове, которая сама себя высекла».

Однако, как бы там ни было, общественно-государственная переаттестация нынешнего состава членов РАН – это назревшая необходимость, и проводить её в жизнь руководству страны, рано или поздно, всё равно придётся.

При этом, просто «отпустить на все четыре стороны» всех тех, кто попал в члены РАН по ошибке, было бы неоправданно упрощённым решением вопроса. Во всяком случае, для руководящего состава РАН необходима более жёсткая процедура разбирательства по установлению правомерности использования, за истекший период, всего комплекса имевшихся в распоряжении РАН административных, материальных, финансовых и других ресурсов.

Неудавшийся опыт «конверсии» военно-прикладной науки

Я, Петров Анатолий Михайлович, военный инженер по радиотехнике c 25-летним стажем работы в войсках и научно-исследовательских учреждениях военного ведомства, кандидат технических наук, учёное звание – старший научный сотрудник, с 1989 года пенсионер.

Выйдя на пенсию, решил применить имеющиеся у меня знания и опыт «в мирных целях», именно в интересах развития альтернативной энергетики и создания принципиально новых видов наземного и космического транспорта.

Теоретический «задел» для проведения такой работы мною был создан ещё во время прохождения (с 1964 по 1967 год) научно-педагогической практики в должности адъюнкта военной инженерной академии (ныне – военной академии ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого), где по математическим вопросам готовившейся мною диссертационной работы меня консультировал преподававший в академии высшую математику и входивший в состав Учёного совета лауреат Ленинской премии доктор физико-математических наук профессор Б.М.Левитан.

Позднее свой «научный багаж» мне удалось пополнить, участвуя в научно-исследовательских работах по закрытой тематике, в ходе которых доводилось общаться с крупными учёными – теоретиками и практиками. Так, в 1970-ые годы, при разработке, по Постановлению инстанций, системы специального назначения, приходилось, по заданию руководства, лично встречаться с привлечённым к этим работам в качестве научного консультанта выдающимся кибернетиком академиком В.М.Глушковым, с которым, пользуясь счастливой возможностью, обсуждал не только текущие рабочие вопросы, но и некоторые лично меня интересовавшие научно-технические проблемы «с математическим уклоном». По завершении заданного комплекса работ коллектив исполнителей, который консультировал В.М.Глушков, был удостоен Государственной премии.

Привыкшему к строгой дисциплине научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок в интересах оборонно-технического комплекса, с характерной для них высокой степенью ответственности за каждое выдвигаемое научное положение и принятое инженерно-техническое решение, трудно даже представить себе и, тем более, принять как должное ту степень некомпетентности и необязательности, которые царят ныне в «гражданской» официальной академической и вузовской науке, в системе высшего (прежде всего, естественнонаучного и технического) образования, в государственной патентно-изобретательской экспертной деятельности.

Мой личный пример почти 15-летнего «хождения по мукам», с вынужденным вступлением в контакт с руководством этих до предела забюрокраченных учреждений, может служить наглядным пособием для демонстрации причин, по которым научно-техническое отставание России от развитых стран продолжает увеличиваться, угрожая вытеснением нашей страны «на задворки цивилизации». Этот тезис я намерен подтвердить документально.

После опубликования за последние 10 лет более десятка печатных монографий по выбранной мною открытой теме научных исследований (материалы которых, в виде отдельных статей, надо сказать, предлагались, но не допускались к публикации в рецензируемых периодических изданиях) и в особенности после размещения ряда научных статей (одновременно с их живым обсуждением) на Интернет-форумах

на эти работы по моему электронному адресу стали поступать положительные отклики, в том числе из-за рубежа.

Недавно (11 ноября 2011 года) от ныне проживающего в Израиле доктора технических наук профессора Эткина пришло следующее письмо:

«Уважаемый Анатолий Михайлович! В подтверждение Вашей правоты в технических вопросах, изложенных в статье "Безопорное движение и гравитационная энергетика" хочу предложить Вашему вниманию некоторые мои статьи по этому поводу, выложенные на сайте (http://zhurnal.lib.ru/e/etkin_w_a/) и более подробно рассмотренные в книге "Энергодинамика". С пожеланием успехов, проф. В.Эткин».

Справка из Интернета:

Эткин Валерий Абрамович, д.т.н., профессор, член ряда Международных Академий наук. Более 30-ти лет преподавал дисциплины теплотехнического профиля в Тольяттинском политехническом институте (ныне Гос. Университете). Прошёл в нём путь от ст. преподавателя до заведующего кафедрой 'Теплотехника и гидравлика'. Автор ряда книг, в том числе монографии 'Термокинетика' (1999), написанной по материалам докторской диссертации и рекомендованной Министерством образования РФ в качестве учебного пособия для вузов, а также монографии 'Энергодинамика' (2008), изданной при финансовой поддержке РФФИ и удостоенной медали Лейбница Европейской академии естественных наук.

Эткин В.А. Энергодинамика (синтез теорий переноса и преобразования энергии).- СПб.: Наука, 2008. 409 с.

Аннотация к статье В.А.Эткина

«КОНВЕРТЕР ЭНЕРГИИ ГРАВИТАЦИОННЫХ ПОЛЕЙ»:

«Показана ошибочность отнесения машин, использующих силу тяжести, к разряду “вечных двигателей”. На примере несбалансированных колёс предложены основы теории таких машин и вскрыто их единство с преобразователями энергии других силовых полей. Приведены некоторые из современных конструкций таких конверторов».

Выдержка из текста той же статьи:

«…Вовсе не к чести одной из наиболее авторитетных в то время Парижской Академии Наук следует отнести её решение в 1775 г. (т.е. задолго до открытия закона сохранения энергии) “раз и навсегда” не рассматривать такие проекты (имеются в виду perpetuum mobile – А.П.). Нелишне отметить, что ранее та же Академия отказалась рассматривать существование метеоритов, считая абсурдным возможность падения камней с неба. Всем известно, каким конфузом это обернулось. Вполне вероятно, что если бы французские академики не отмахнулись от внимательного и объективного рассмотрения подобных устройств, пути развития энергетики и науки в целом были бы иными».

И, наконец, третий раздел статьи:

“3. Современные конструкции преобразователей гравитационной энергии.

Одно из наиболее внушительных устройств такого рода (рис.4) построил сравнительно недавно А.Коста (патент Франции №95/12421, 1995). Его 18-метровое несбалансированное колесо лучше всяких слов свидетельствует о серьёзности подхода и об уверенности изобретателя в работоспособности создаваемой им конструкции. Это колесо работает на том же принципе и содержит 236 подвижных элементов, обеспечивающих его вращение. Оно может вращаться как по часовой стрелке, так и против часовой стрелки. Как отмечает изобретатель, главная трудность его изготовления состояла в том, чтобы получить изменение положения масс «в нужном месте и в нужное время».

В 2006 году энергетическая компания «Environ» объявила о готовности к выпуску на рынок генератора SPEGG, производящего электроэнергию без затрат топлива. Генератор представляет собой самовращающееся колесо «Warannlinc», рис. 5, которое присоединяется к генератору тока и имеет 16 спиц, 8 из них содержат грузики, движущиеся поступательно и сжимающие при этом пружины. Колесо устроено так, что оно всегда тяжелее с одной стороны. Это нарушает равновесие колеса в поле тяжести, вынуждая его вращаться. Таким образом, заманчивая идея использования неисчерпаемых «живых сил» природы имеет вполне реальные основания”.

Для чего здесь приведены эти цитаты? Для того, чтобы обратить внимание на немаловажное обстоятельство: 14 лет тому назад мною была подана заявка на аналогичное изобретение (возможно, даже совпадающее с вышеуказанными, но, поскольку существа своих изобретений авторы не раскрывают, то определённо что-либо утверждать нельзя; тем не менее, повод для серьёзного разговора возникает).

Эти изобретения «прорывают плотину», искусственно воздвигнутую и на протяжении более сотни лет всеми силами удерживаемую официальной наукой на пути исследований и изобретательства в области гравитационной энергетики.

Высказывания же профессора Эткина относительно перспектив развития энергодинамики весьма близки к тому, что утверждалось мною в заявке на изобретение 14-летней давности и позднее приводилось в моих публикациях.

Если в разных странах исследователи независимо приходят к одним и тем же выводам, значит, в этом, по крайней мере, есть реальный смысл, а, возможно, и существенный «профит», к получению которого мы могли бы приступить первыми в мире более 10-ти лет назад, а теперь, к сожалению и как уже не раз бывало в истории, будем вынуждены догонять других (если сумеем)!

Роспатент «не даёт добро»

Восстановим хронологию событий.

1997 год. Мною в государственное патентное ведомство подана заявка №97111689/06 (012650) на предполагаемое изобретение (независимые эксперты советовали подавать на открытие): «Способ получения (и использования) гравитационной энергии в форме движения рабочей машины, транспортного средства или летательного аппарата» с приоритетом от 15 июля 1997 года.

29 марта 1999 года ведущий государственный патентный эксперт Отдела теплоэнергетики Федерального Института промышленной собственности Роспатента В.Г.Великих, с одобрения заместителя заведующего Отделом теплоэнергетики Л.М.Семёнова, выносит Решение об отказе в выдаче патента на изобретение по заявке №97111689/06 (012650). В Решении констатируется:

«Изобретение рассмотрено в полном объёме признаков, изложенных в скорректированной формуле, поступившей в Институт 10.12.97.

Согласно данной формуле способ получения гравитационной энергии в форме движения рабочей машины, транспортного средства или летательного аппарата отличается: поддержанием в неизменном виде исходного гравитационного потенциала двигателя в процессе его работы; преодолением консервативного характера гравитационной силы за счёт эффекта искусственного сочетания тяжести и невесомости рабочей массы гравитационного двигателя; применением динамической подвески оси вращения тяжёлого гироскопа с использованием последнего в качестве базового элемента гравитационного двигателя; предложением использовать связку тяжёлых гироскопов с динамическими подвесками осей вращения в целях расширения наземных возможностей гравитационного двигателя и применения последнего в космических полётах».

Отказ в выдаче патента на изобретение мотивируется следующим образом:

«Согласно закону сохранения энергии в механических процессах полная механическая энергия замкнутой системы тел, взаимодействующих силами тяготения и упругости, остаётся неизменной. Работа равна энергии, превратившейся из одного вида в другой. Работа силы тяжести (гравитации) не зависит от траектории движения тела и всегда равна произведению модуля силы тяжести на разность высот в начальном и конечном положениях. Если начальное и конечное положения высот совпадают, то работа силы тяжести оказывается равной нулю (см. Кабардин О.Ф., Физика, Справочные материалы, учебное пособие для учащихся, 3- издание, Москва, Просвещение, 1991, с. 45-49).

Рассматриваемая заявителем система является замкнутой. Замкнутая система в механике – система тел, на которые не действуют внешние силы, т.е. силы, приложенные со стороны других, не входящих в рассматриваемую систему тел (см. Политехнический словарь, издание третье, Москва, Советская энциклопедия, 1989, с.174). Таким образом, если в предложенном способе осуществляется поддержание в неизменном виде исходного гравитационного потенциала, т.е. начальное и конечное положения высот совпадают, то работа силы тяжести (гравитации) равна нулю, следовательно, дополнительной энергии и энергии для приведения в движение транспортных средств получить нельзя.

При вращении гироскопа внутри замкнутой системы, как уже указывалось заявителю ранее, согласно закону сохранения момента импульса, геометрическая сумма импульсов тел остаётся постоянной при любых взаимодействиях (т.е. при любой подвеске гироскопа в корпусе двигателя) тел этой системы между собой, т.е. будет неизменным и полный момент импульса этой системы (например, предложенное заявителем космическое транспортное средство). Если приводить во вращение гироскоп или изменять его скорость вращения, то можно получить (согласно закону сохранения импульса) обратное вращение корпуса (статора), а не его поступательное перемещение (см. Александров Н.В. и др., Курс общей физики. Москва, Просвещение, 1978, с.57).

При этом следует отметить, что математическими расчётами вряд ли можно опровергнуть экспериментально установленные законы, многократно подтверждённые практикой и техническим опытом человечества».

20 мая 1999 года, рассмотрев возражения заявителя, коллегия Апелляционной палаты Роспатента в составе Стручкова М.Н., Ермолаева Е.Н. и Колосовского А.А. вынесла следующее Решение:

«Отказать в удовлетворении возражения и оставить в силе решение экспертизы об отказе в выдаче патента на изобретение по заявке №97111689/06». В Решении коллегии констатировалось:

«Решение экспертизы об отказе в выдаче патента на изобретение по данной заявке, принятое на основании анализа данной формулы, мотивировано тем, что предложенное изобретение не соответствует условию патентоспособности «промышленная применимость», т.к., по мнению экспертизы, предложение заявителя как противоречащее общепринятым и фундаментальным положениям науки является неосуществимым, что свидетельствует о невозможности реализации указанного заявителем назначения…

Заявитель в своём возражении от 20.05.99 выразил несогласие с решением экспертизы и отметил следующее. Вывод экспертизы основан на известном положении о том, что работа консервативной силы на любой замкнутой траектории равна нулю… Но по замкнутой траектории движется не одна, а минимум две отстоящие друг от друга материальные точки, между которыми возникает изменяющаяся по периодическому закону разность гравитационных потенциалов. При настройке динамической связи между материальными точками в резонанс с частотой вращения этих точек вокруг общего центра масс системы происходит накопление энергии внешнего гравитационного поля без изменения исходного гравитационного потенциала центра масс данной системы. Критического разбора представленной в заявке математической модели этой системы в решении экспертизы не содержится…

В результате проведённого на заседании коллегии Апелляционной палаты анализа решения экспертизы и принятой к рассмотрению совокупности признаков, изложенной в предложенной заявителем формуле, в отношении которой было проведена экспертиза, установлено, что доводы заявителя нельзя признать убедительными …».

Итак, эксперты Роспатента пришли к выводу, что «предложение заявителя как противоречащее общепринятым и фундаментальным положениям науки является неосуществимым». Доводы заявителя о том, что его изобретение всего лишь повторяет в миниатюре действующую в природе систему лунных и солнечных приливов на поверхности Земли, а новым в его предложении является лишь установление и использование в приемлемом для практики виде резонансного характера данного процесса, экспертов не убедили. По их мнению, то, что позволено Природе, Человеку осуществить не дано! В этом и заключается одно из «общепринятых и фундаментальных положений науки», к усвоению и соблюдению которого экспертов «основательно» подготовила средняя, а затем и высшая школа!

Тем не менее, налицо была явная ошибка патентной экспертизы, понять и исправить которую обязано было руководство Роспатента, располагающее для этого необходимым штатом ответственных должностных лиц.

Так, в переписку с автором заявки по поводу его несогласия с результатами патентной экспертизы вступали:

  • начальник Отдела по обеспечению деятельности Высшей патентной палаты Ю.В.Кононенко (от него в ответ пришло пять писем за №№19/6691 от 24.12.1999; 19/2344 от 25.05.2000; 19/3432 от 26.06.2000; 19/8491 от 12.01.2001; 19/7079 от 18.09.2001),
  • начальник Отдела правового регулирования промышленной собственности Организационно-правового управления Роспатента А.К.Сафронов (№23/16-3412/П от 28.06.2000),
  • начальник Организационно-правового управления Роспатента И.В.Лебедев (№23/16-6421 от 09.10.2001),
  • директор Федерального Института промышленной собственности Роспатента А.Н.Ашихин (№97111689/06 от 09.01.2004),
  • и.о. генерального директора Российского Агентства по патентам и товарным знакам (Роспатент) В.А.Мещеряков (№14/24-2789/19 от 29.05.2000).

Добавим к этому уведомительные письма за подписями должностных лиц, которые также были обязаны вникнуть в смысл документов, которые они одобряли:

  • от заместителя заведующего Отделом теплоэнергетики Федерального Института промышленной собственности Роспатента Л.М.Семёнова (№97111689/06 от 16.02.1999 и от 26.04.1999),
  • от заведующего Отделом изобретений и полезных моделей Апелляционной палаты Роспатента А.В.Казанцева (№97111689/06 от 11.05.1999 и от 17.06.1999).

Конечно, ожидать, что кто-либо из вышепоименованных должностных лиц мог в своё время закончить среднюю и высшую школу с отличной от других программой обучения физике и математике и, тем более, осмелился бы вступить в противоречие с «общепринятыми и фундаментальными положениям науки», не было никаких оснований и надежд. Было ясно, что решать такие вопросы следует, главным образом и прежде всего, в Российской Академии наук.

На приём в РАН? Только через Администрацию Президента страны!

23 ноября 1999 года. Из письма Президенту Российской Академии наук Ю.С. Осипову:

«Об уровне научной квалификации государственных патентных экспертов и критериях качества патентной экспертизы.

Уважаемый Юрий Сергеевич!

…Изобретательство, в узком (и как представляется, совершенно бесконтрольном и безответственном) понимании нового патентного законодательства самой патентной службой, низводится до уровня рационализации в школьном учебно-производственном комбинате. Впрочем, можете убедиться в этом сами, ознакомившись с прилагаемыми рабочими материалами по упомянутой выше заявке на изобретение и выбранными местами из переписки с Роспатентом.

Независимо от степени справедливости моих личных претензий, не посчитаете ли Вы возможной и крайне необходимой организацию своего рода скорой научной шефской помощи развитию патентного дела в стране? С уважением А.М.Петров».

(ответа не последовало: в канцелярии Президента РАН направленное ему письмо, вместе с материалами заявки на изобретение, «затерялось»).

12 ноября 2004 года. Из письма Президенту Российской Федерации В.В.Путину:

«Уважаемый Владимир Владимирович!

…Причастные к науке ведомства и учреждения по-прежнему занимают круговую оборону против “чужаков”, на письма отвечают отписками или, что честнее, вообще не отвечают, как поступил при личном к нему обращении Президент Российской Академии наук Ю.С. Осипов.

…Современная теоретическая механика зиждется на «трёх китах», точнее, на трёх «священных коровах», представляющих собой унаследованные от науки XVIII-XIX и начала ХХ веков постулаты, называемые «законами» или «принципами». Не было бы проблемы, если бы студентов знакомили с ними в разделе темы «История науки». Но эти постулаты преподаются в качестве основного и безальтернативного аппарата современного научного исследования. Так что студенты ничего другого не знают, и, превращаясь со временем в экспертов, применяют то, что знают, в качестве основного и единственного критерия оценки научных работ и изобретений.

Итак, «священная корова» №1 – «законы сохранения энергии и импульса».

Тщетными были попытки объяснить ведущему государственному патентному эксперту …, что резонансные системы, накапливающие энергию и импульс, нарушают «законы сохранения» на законных основаниях…

«Священная корова» №2 – «принцип наименьшего действия», в своё время загубивший на корню теорию гравитации и всю последующую изобретательскую гравитационную тематику.

Этот «принцип» даёт неверную оценку величине работы, которую способна выполнить гравитационная сила, и ему не подчиняется никакой резонансный процесс. И, тем не менее, с изложения этого «принципа» начинается и на нём строится вся современная теоретическая механика.

«Священная корова» №3 – эйнштейнова теория относительности, открывшая в начале прошлого века ту великую истину, что мы живём в искривлённом пространстве-времени (и при этом, что не менее странно, говорим прозой). Эта «теория» навязала теории гравитации неадекватный математический аппарат векторной и тензорной алгебр, превратив этот раздел науки (кстати, не только этот) в абстрактный символизм.

Всё прошедшее столетие теоретики испещряли бумагу и классные доски в аудиториях неведомыми магическими знаками, развращая молодые умы безнаказанной возможностью по-маниловски «следить какую-нибудь этакую науку» и тем самым порождая армию специалистов-абстракционистов.

Резонный вопрос: есть ли этому научному безобразию альтернатива?

…Подготовку и проведение дискуссии, если таковая потребуется, было бы целесообразно поручить учёному-практику.

С уважением А.М.Петров».

26 февраля 2008 года. Российская Академия наук, Институт общей физики им. А.М.Прохорова, №11219-9311-220. Ответ на обращение Петрова А.М. в адрес Администрации Президента Российской Федерации.

«Уважаемый г-н Петров,

Ваше обращение в адрес Администрации Президента Российской Федерации передано в Институт общей физики им. А.М.Прохорова РАН. В соответствии с общепринятой в научном сообществе практикой оценки работ, Ваша работа передана на рецензию экспертной группы ИОФ РАН.

Обращаем Ваше внимание, что в рецензии кроме критических замечаний по существу присланной Вами работы, содержатся конкретные предложения, с которыми эксперты советуют Вам ознакомиться…

Зам. директора ИОФ РАН (подпись) В.Г.Михалевич».

Из рецензии Экспертной группы Института общей физики РАН:

«Уважаемый господин А.М.Петров!

Ваше письмо вместе с Вашим научным эссе “Кватернионные тайны космоса”, изданным в издательстве “Спутник+” в 2007 г., поступило на экспертизу в Институт общей физики РАН…

Как следует из оглавления Вашей брошюры общим объёмом 61 стр., большую её часть (стр. 3-50) занимают критические замечания в адрес широко известных учебников по общему курсу физики и по теоретической физике. При этом опровергается ряд фундаментальных положений как классической, так и квантовой физики, послуживших основой для конкретных технических приложений. Хотелось бы особо остановиться на том обстоятельстве, что опровергаемые Вами фундаментальные положения многократно применялись для конкретных инженерных расчётов. Более того, в большинстве других известных монографий по теоретической физике критикуемые Вами положения воспроизводятся практически без изменений.

Получается, что все авторы этих многократно переиздававшихся учебников оказались глупее Вас. Например, эмоционально критикуемый Вами “сомнительный постулат” со стр. 10 из тома 1 (“Механика”) курса теоретической физики Л.Д.Ландау и Е.М.Лифшица, присутствует практически во всех учебниках по естественным наукам – это т.н. “принцип детерминизма”. Вам очень не понравилось положение о том, что одновременным заданием всех координат и скоростей в какой-то момент времени можно в принципе предсказать дальнейшее движение механической системы.

…Вы заявляете, что “аппарат лагранжианов, гамильтонианов, принципа наименьшего действия и законов сохранения … не годится для анализа резонансных систем”…

Хотелось бы особо отметить, что вышеприведённые элементарные разделы стандартного университетского курса многократно проверялись не только авторами учебников, но и студентами и аспирантами при подготовке к экзаменам. Поэтому, если бы аппарат лагранжевой или гамильтоновой механики давал сбои при рассмотрении такого элементарного примера, как раскачка осциллятора внешней силой, то это обстоятельство было бы немедленно обнаружено».

На этом мы остановим цитирование рецензии Экспертной группы Института общей физики РАН и, для экономии места и времени, приведём свои контраргументы лишь к последнему, зато, на наш взгляд, наиболее характерному, из высказанных в рецензии положений. Сразу скажем, что возразить что-либо по существу цитируемого ниже текста представители официальной науки, принимавшие участие в дискуссии на Интернет-форуме, так и не смогли. Привожу этот текст:

“«Механика» Ландау-Лифшица, с.82. Цитирую:

«§ 22. Вынужденные колебания.

…В этом случае наряду с собственной потенциальной энергией (1/2)kx² система обладает ещё потенциальной энергией Ue(x, t), связанной с действием внешнего поля.

…–∂Ue/∂x есть внешняя «сила», действующая на систему в положении равновесия и являющаяся заданной функцией времени; обозначим её как F(t). Таким образом, в потенциальной энергии появляется член –xF(t), так что функция Лагранжа системы будет

L=mv²/2–kx²/2+xF(t). (22.1)».

Обратите внимание: если исходить из силового баланса mdv/dt+kx=F(t), то, интегрируя это уравнение по координате x, получаем реальный энергетический баланс mv²/2+kx²/2=∫F(t)dx. Соответственно, если продифференцировать этот энергетический баланс по координате x, то получим исходный силовой баланс. Логично? Да.

А вот в лагранжевом формализме ничего похожего на такую логику нет: оказывается, продифференцировать (частным образом) величину энергии по координате, чтобы получить силу, можно, однако проинтегрировать силу, чтобы получить энергию, нельзя! «Улица с односторонним движением»!

Как же в этой ситуации быть? Аналитик должен, образно говоря, обхватить голову руками и «разгадать ребус»: если ∂Ue/∂x=F(t), то чему должно равняться Ue? Однозначного ответа, конечно, нет, но, если упростить до предела задачу, абстрагируясь от реальных взаимных связей между внешним воздействием и реакцией на него динамической системы, т.е. между функциями F(t) и x(t), то получится Ue=xF(t).

Имеет ли эта (явно сомнительная) процедура какое-либо обоснование? Имеет! Оно из разряда тех, что сейчас широко используются в теоретической физике. Например, почему ось гироскопа отклоняется со сдвигом на 90º по отношению к внешнему воздействию? «Строго научный» ответ, исключающий какие бы то ни было сомнения или возражения: это происходит потому, что таковы законы векторной алгебры!

Так и здесь: на каком основании можно проигнорировать реально существующие взаимные связи между функциями F(t) и x(t)? На том основании, что мы выбрали для проведения анализа математический аппарат частных производных!

Предоставляю честным, непредубеждённым исследователям самим убедиться в абсурдности вышеприведённой формулы (22.1) и нижеследующих формул (6.1) и (40.2) из «Механики» Ландау-Лифшица (для случая осциллятора). В них сначала к разности энергий (mv²/2–kx²/2) прибавляется, а затем от полной энергии системы (mv²/2+kx²/2) вычитается фиктивная, физически бессмысленная величина xF(t) [к которой подходит разве что название «кастрированной работы внешней силы»], а получившаяся в итоге, в качестве суммарной энергии, разность mv²/2+kx²/2–xF(t) [фирменное блюдо «ни рыба, ни мясо»!] получает название функции Гамильтона или гамильтониана (ни зá что, ни прó что покрыли позором имя великого учёного!). Вот как это представлено у Ландау-Лифшица.

На с.25 в «§ 6. Энергия» приведена формула (6.1), согласно которой (для одномерной задачи) энергия системы равняется величине

Е=v∂L/∂v–L=mv²–L=mv²/2+kx²/2–xF(t).

А на с.172 в формуле (40.2) эта величина получает название гамильтоновой функции.

Конечно, это уже вовсе не наука! В поисках сравнения с нею боюсь обидеть даже самые сомнительные заведения. Кто бы ещё лет сто тому назад мог подумать, что наука доживёт до такого маразма!” (конец цитаты).

Итак, с официальной академической наукой всё ясно. Ну, а что скажет вузовская наука во главе с её «лидером» – ведущим университетом страны?

МГУ «показывает зубы»!

2 июля 2010 года. Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова, Управление научной политики и организации научных исследований, исх.№09-14а/23:

«Уважаемый Анатолий Михайлович!

Направляю Вам отзыв на брошюру-монографию «Реактивная динамика открытых систем (резонанс, вихреобразование, гироскопия, электромагнетизм)», подготовленный старшим научным сотрудником Научно-исследовательского института механики МГУ Лохиным В.В.

И.о. проректора МГУ (подпись) С.Ю.Егоров».

Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова, НИИ механики МГУ, исх. №65-3/201 от 28.06.2010:

«Отзыв на брошюру-монографию А.М.Петрова “Реактивная динамика открытых систем (резонанс, вихреобразование, гироскопия, электромагнетизм)”. – М.: Изд-во «Спутник+», 2010. – 52 с. (Отзыв, за исключением вступительного предложения, приводим полностью, без пропусков и сокращений! - А.П.).

…Работа имеет полемический дискуссионный характер, автор формулирует критические, но неверные замечания в адрес известных учебных пособий, серьёзных научных монографий и знаменитых учёных, физиков-теоретиков.

Однако, рассуждения автора содержат элементарные логические ошибки, ведущие к заблуждению. Например, на стр. 12-13 обсуждаемой брошюры правильные формулы о (постоянной) угловой скорости прецессии свободно вращающегося волчка (Ландау Л.Д., Лифшиц Е.М. Теоретическая физика: Учебное пособие. Для вузов. В 10 томах, т.1. Механика, 5-е изд.: 2001, с. 142) вызывают удивление автора, что свидетельствует о его полном непонимании решения простейшей задачи о вращающемся волчке.

И после этого автор заявляет, что “важно понимать, что физике сегодняшнего дня неизвестно, что такое прецессия вращающегося волчка”. Налицо яркий пример научного шарлатанства, когда грубый обманщик и невежда выдаёт себя за знатока, обладающего большими знаниями и тонким пониманием обсуждаемых вопросов (С.И.Ожегов, Н.Ю.Шведова. – Толковый словарь русского языка, Изд-во “Азъ”, 1992 г.).

Аналогичные “обсуждения” физических теорий заполняют и последующие страницы рецензируемой брошюры. И после этого делается вывод о том, что “физике сегодняшнего дня неизвестно, что такое энергия, вихреобразование, электрический заряд” и т.д. В целом, предлагаемая автором публикация никакой научной ценности не представляет.

Старший научный сотрудник НИИ механики МГУ

Кандидат физ.-мат наук (подпись) В.В.Лохин. 17.06.2010.

Подпись тов. Лохина удостоверяю.

Зав. канцелярией НИИ механики МГУ (подпись, круглая печать НИИ механики МГУ)».

Этим намеренно грубым и оскорбительным ответом на просьбу высказать неофициальное, пусть даже нелицеприятное, мнение по существу затронутых в брошюре вопросов (автор даже просил в письме на имя В.А.Садовничего, чтобы его брошюру передали кому-либо из членов его «на 100% математической» семьи) ректор МГУ чётко дал понять, что ни в какие дискуссии вступать сам не намерен и членам своей семьи не позволит!

На посланную в МГУ (по получении приведённого выше «разгромного» отзыва) письменную просьбу разъяснить и хоть как-то обосновать позицию оппонента не последовало никакого ответа. Дискуссию пришлось продолжить в одностороннем порядке на Интернет-форумах, где был размещён следующий ответ автору поступившей из МГУ «критики»:

“Видимо, читая брошюру второпях, «между делом», рецензент не заметил, что так глубоко задевшие его слова (к которым он в своём коротком отзыве обращается дважды), а именно: «важно понимать, что физике сегодняшнего дня неизвестно, что такое энергия», – это цитата. Произнёс эти слова в одной из своих знаменитых «Фейнмановских лекций по физике» Нобелевский лауреат, почему-то не посчитавший для себя зазорным публично признаться в незнании одного из тех предметов, которым была посвящена лекция. Кстати, в параграфе 3 брошюры, эпиграфом к которому послужили эти слова Р.Фейнмана, указан и первоисточник: Р.Фейнман и др. Фейнмановские лекции по физике. Вып. 1. Современная наука о природе. Законы механики. Изд.5-е. – М.: Изд-во ЛКИ, 2007, с. 74.

Со своей стороны, автор брошюры лишь посчитал возможным отнести слова Р.Фейнмана и к другим, пока ещё не менее загадочным для науки, физическим явлениям и, соответственно, понятиям о них. Причём о том, что «науке пока неизвестно, что такое электрический заряд» или, скажем, «каков механизм вихреобразования», пишут многие авторы, включая больших учёных. Так что это вовсе не тайна, и упрекать автора брошюры в её «разглашении» нет оснований. Поэтому остаётся открытым лишь вопрос о прецессии волчка.

Итак, знал ли Ландау (с соавтором «Механики») и, следовательно, знают ли сейчас в МГУ и его Институте механики (поскольку там считают концепцию и формулы прецессии Ландау правильными), «что такое прецессия волчка»?

Начнём с того, само даваемое Ландау определение «прецессии как свободного вращения волчка» не может быть правильным потому, что свободно вращающийся волчок сохраняет неизменным положение своей оси вращения в пространстве. В этом, прежде всего, и состоит так называемый гироскопический эффект. А прецессия, в виде накладывающегося на основное (быстрое) вращение второго (медленного) – это реакция волчка на внешнее воздействие, нарушающее его свободное вращение и делающее это вращение несвободным.

Теперь по поводу самих формул для расчёта угловой скорости прецессии. Ландау основывает свой расчёт на законе сохранения момента импульса прецессируюшего волчка. При этом векторы моментов импульса (и, соответственно, угловых скоростей) быстрого и медленного вращений складываются и раскладываются как равноправные векторные величины по правилу параллелограмма. Но такой подход в корне не верен, ибо прецессионное вращение – это особый вид безынерционного движения, которое с основным вращением векторно (так сказать, «в одну кучу» или как «Божий дар с яичницей») не складывается.

В конце концов, достаточно рассмотреть предельный случай, когда конус, описываемый осью вращения, развёртывается в плоскость, чтобы убедиться в том, что закон сохранения момента импульса в случае прецессии не действует. Отсюда следует, что прецессируюший волчок является открытой динамической системой, для которой формулы Ландау изначально непригодны, почему и абсурдны, ч.т.д. (что и требовалось доказать).

И последнее замечание по поводу качества поступившего из МГУ официального документа. Не прочитав внимательно (и, как видно, даже просто до конца!) представленную ему на отзыв работу, оппонент приписал слова и позицию Р.Фейнмана автору брошюры, хотя в заключительном абзаце автор чётко выразил своё к ним отношение (сс. 51-52):

«Ну, а в заключение – несколько слов по поводу эпиграфа к §3 настоящей публикации. Когда большие учёные берутся за тяжкий труд общедоступного изложения основ науки, от них ждут не только высококвалифицированного популяризаторства известных научных знаний, но и открытия новых, ещё невидимых человечеству научных горизонтов. Ричард Фейнман блестяще справился с первой частью своей задачи и в меру своих сил и дарования попытался подступиться к решению второй. Но, приходится констатировать, даже ему это оказалось не под силу, и как бы ни хотелось взять его в свои «союзники», оснований для этого маловато: ведь по основным дискуссионным вопросам, поднятым в настоящей публикации, он остаётся на стороне сложившегося за многие годы в разных странах «научного официоза».

В итоге, мы воспринимаем высказанный им тезис скорее как констатацию неудовлетворённости положением дел в науке, исправлять которое предстоит под девизом, включающим в себя тот же тезис, но в принципиально иной редакции:

“Мы решительно отказываемся понимать, почему физике сегодняшнего дня неизвестно, что такое энергия, вихреобразование, электрический заряд, и должны всемерно способствовать выходу этой науки из кризисного состояния!”» (конец цитаты).

Почему же математики прославленной научной школы МГУ (не верю, что не могут!) не хотят этого видеть?

Вывод может быть только один: за двадцать лет руководства Московским университетом В.А.Садовничему удалось у членов этого научного коллектива полностью атрофировать научную совесть, так что единственным смыслом их деятельности теперь стала защита любыми средствами пресловутой «чести мундира» МГУ!”.

МГУ во власти математиков и математики «не высшей пробы»

Ещё лет сто тому назад соотношение гуманитарных и естественнонаучных дисциплин, преподаваемых в средних и высших школах европейских стран, было иным. Приведём на этот счёт характерную цитату из предисловия (редактор В.Г.Болтянский) к книге немецкого математика и педагога Ф.Х.Клейна (1849–1925) «Элементарная математика с точки зрения высшей. Том 1. Арифметика, алгебра, анализ». – М.: Наука, 1987, с.9:

«Старая германская гимназия (школа филологического типа) давала своим воспитанникам очень скудные сведения по математике и естествознанию. В противовес гимназическим программам под руководством В.Гумбольта (осуществившего реформу гимназического образования в Пруссии и основавшего в 1809 году университет в Берлине; – http://ru.wikipedia.org/wiki/) были разработаны новые программы, в которых много места уделялось математике и предметам естественнонаучного цикла. Через некоторое время были учреждены "реальные гимназии" с несколько расширенными программами по математике. Однако все правовые преимущества, в том числе доступ в высшие школы, были сохранены только за классическими гимназиями. Признать образование, основанное на естествознании и математике, равноправным с классическим – таково было первое требование группы авторов, возглавляемой Клейном».

Только в ХХ веке было, наконец, достигнуто фактическое равноправие естественнонаучного образования с гуманитарным, а дальнейший научно-технический прогресс заставил уже отдавать всё большее предпочтение первому, как в средней, так и в высшей школе, что особенно наглядно видно на примере МГУ наших дней.

Посмотрим на нынешнюю структуру МГУ, включающую 40 факультетов, в составе каждого из которых насчитывается в среднем более 10 кафедр. Естественно, распределение по количеству кафедр между факультетами не равномерное.

Группа «родственных» факультетов, которую можно условно объединить в «социально-экономический цикл», насчитывает 14 факультетов:

  1. Экономический факультет (18 кафедр)
  2. Социологический факультет
  3. Факультет государственного управления (16 кафедр)
  4. Факультет мировой политики
  5. Факультет глобальных процессов
  6. Факультет политологии
  7. Высшая школа бизнеса (факультет)
  8. Московская школа экономики (факультет)
  9. Высшая школа государственного администрирования (факультет)
  10. Высшая школа государственного аудита (факультет)
  11. Высшая школа управления и инноваций (факультет)
  12. Высшая школа инновационного бизнеса (факультет)
  13. Высшая школа современных социальных наук (факультет)
  14. Высшая школа культурной политики и управления в гуманитарной сфере (факультет).

Конечно, бросается в глаза дублирование тематики. Возможно, что сокращение количества факультетов этого цикла до четырёх-пяти (с соответствующим объединением кафедр) позволило бы улучшить взаимосвязи между преподаваемыми учебными дисциплинами и, таким образом, давать студентам знания в более систематизированном виде.

Но, в то же время, представляется, что некоторое излишнее дробление учебных предметов – это отражение желания руководителей данного цикла «не отставать» от аналогичного процесса, происходящего у «соседей». А там этот процесс идёт значительно интенсивнее.

Бросим взгляд на структуру факультетов и кафедр «физико-математического цикла» (с долей условности включим сюда также биоинженерию и биоинформатику):

  • Механико-математический факультет – 26 кафедр,
  • Факультет вычислительной математики и кибернетики – 18 кафедр,
  • Физический факультет – 37 кафедр,
  • Факультет биоинженерии и биоинформатики – 14 кафедр.

Структура двух «чисто математических» факультетов имеет следующий вид:

Механико-математический факультет

Отделение математики (кафедры 1-17), Отделение механики (кафедры 18-26)

  1. Кафедра Математического анализа
  2. Кафедра Высшей алгебры
  3. Кафедра Теории функций и функционального анализа. Лаборатория операторных моделей и спектрального анализа
  4. Кафедра Высшей геометрии и топологии. Лаборатория геометрических методов математической физики
  5. Кафедра Дифференциальной геометрии и приложений. Лаборатория компьютерных методов в естественных науках
  6. Кафедра Общей топологии и геометрии
  7. Кафедра Дискретной математики
  8. Кафедра Дифференциальных уравнений
  9. Кафедра Вычислительной математики. Лаборатория вычислительных методов. Лаборатория Компьютерного моделирования
  10. Кафедра Математической логики и теории алгоритмов. Лаборатория Логических проблем информатики
  11. Кафедра Теории вероятностей. Кабинет истории и методологии математики и механики. Лаборатория вычислительных средств вероятностных и статистических исследований. Лаборатория теории вероятностей. Лаборатория Больших случайных систем
  12. Кафедра математической статистики и случайных процессов. Лаборатория Математической статистики
  13. Кафедра Общих проблем управления
  14. Кафедра Теории чисел
  15. Кафедра Математической теории интеллектуальных систем
  16. Кафедра Теории динамических систем
  17. Кафедра Математических и компьютерных методов анализа
  18. Кафедра Теоретической механики и мехатроники
  19. Кафедра Прикладной механики и управления
  20. Кафедра Волновой и газовой динамики
  21. Кафедра Аэромеханики и газовой динамики
  22. Кафедра Теории упругости
  23. Кафедра Теории пластичности
  24. Кафедра Механики композитов
  25. Кафедра Гидромеханики
  26. Кафедра Вычислительной механики.

Факультет вычислительной математики и кибернетики (ВМК):

  1. Кафедра общей математики,
  2. Кафедра функционального анализа и его применений,
  3. Кафедра нелинейных динамических систем и процессов управления,
  4. Кафедра математической физики,
  5. Кафедра вычислительных методов,
  6. Кафедра автоматизации научных исследований,
  7. Кафедра исследования операций,
  8. Кафедра оптимального управления,
  9. Кафедра системного анализа,
  10. Кафедра математической статистики,
  11. Кафедра математических методов прогнозирования,
  12. Кафедра математической кибернетики,
  13. Кафедра автоматизации систем вычислительных комплексов,
  14. Кафедра алгоритмических языков,
  15. Кафедра системного программирования,
  16. Кафедра вычислительных технологий и моделирования,
  17. Кафедра квантовой информатики,
  18. Кафедра английского языка.

Не будем фиксировать отдельные факты дублирования тематики кафедр. Поступим проще: сопоставим названия кафедр с «Перечнем приоритетных направлений фундаментальных научных исследований МГУ», который составляется с разбивкой по факультетам.

Для механико-математического факультета этот документ (с нашими ссылками) будет выглядеть следующим образом (http://www.msu.ru/science/sci-dir-1.html#mm):

Перечень приоритетных направлений фундаментальных научных исследований МГУ.

МЕХАНИКО-МАТЕМАТИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ.

  1. Алгебра, теория чисел и математическая логика (каф. 2, 14, 10).
  2. Геометрия и топология (каф. 4, 6).
  3. Современный математический анализ (каф. 1).
  4. Дифференциальные уравнения и математическая физика (каф. 8, 4, 5).
  5. Вычислительная математика и программирование (каф. 9, 17).
  6. Дискретная математика и искусственный интеллект (каф. 7, 15).
  7. Теория вероятностей и математическая статистика (каф. 11, 12).
  8. Проблемы истории и методологии математики и механики и математического образования (каф. 11).
  9. Механика жидкости, газа и плазмы (каф. 20, 21, 25).
  10. Механика деформируемого твёрдого тела (каф. 18, 19, 22, 23).
  11. Аналитическая механика, устойчивость движения, проблемы управления и оптимизации (каф. 3, 13, 18).
  12. Механика многофазных сред (каф. 18, 19 ).
  13. Механика композитов (каф. 24).
  14. Математическое моделирование наноструктур и нанопроцессов (каф. 17, 26).

Как видим, Перечень приоритетных исследований полностью перекрывает список названий кафедр мехмата, одновременно показывая и определённое дублирование их функций.

Но попутно выявляется ещё один важный факт. То, что Перечень приоритетных направлений фундаментальных научных исследований МГУ для каждого отдельно взятого факультета (в частности, мы проверили: на физфаке – та же картина) полностью соответствует перечню названий кафедр, означает, что «неприоритетных» кафедр на мехмате (как и на других факультетах) нет!

Видимо, при составлении Перечня на это было обращено особое внимание, «чтобы никто не остался обиженным». Но это же свидетельствует и о том, что никакого планирования научных исследований в обычном смысле этого слова, т.е. с постановкой целей, контролем качества и сроков выполнения работ и, наконец, отчётностью, в МГУ просто нет! Процесс научных исследований идёт сам по себе, стихийно, а, значит, и не предсказуемо. Выставляемые же «для показа всем желающим» вышеупомянутые «Перечни» – это фикция, ничего не стóящие бумажки!

Конечно, при таком большом количестве и явном доминировании математиков в университете, к тому же, при крайне узкой специализации любого их них, иного способа «управления» научными исследованиями (по крайней мере, в области математики), кроме как «пустить корабль МГУ дрейфовать по воле волн», придумать невозможно. А поскольку математикам «так удобно», то всем другим остаётся только подчиниться этим правилам.

Приходится удивляться, как удаётся трудоустроиться по выпуску из МГУ столь большому количеству столь узких специалистов. Конечно, значительную их часть поглощает сам МГУ в порядке расширенного воспроизводства. Не берёмся подсчитывать, сколько вакантных должностей специалистов самых разных профилей, в конечном итоге, оказывается замещёнными выпускниками мехмата МГУ, от которых на занимаемых ими новых должностях каких-либо математических знаний, выше школьных, не требуется. По некоторым признакам догадываемся, что трудоустраивается таким образом немало и, что удивительно, ... на редкость удачно! Особенно хорошо смотрятся профессиональные математики, со временем (за ненадобностью) забывающие даже, как берётся интеграл, на таких должностях, как-то: ректоры, проректоры, деканы … (далее везде).

Заметим, кстати, что треть Учёного совета МГУ – это тоже «наши люди»! До недавнего времени на 123 члена совета приходилось 35 докторов и 6 кандидатов физико-математических наук (сейчас процент меньше, но всё равно больше 30-ти). При такой «мощной прослойке» умеющих хорошо считать, не составляет труда провести любое, даже «самое непопулярное» решение совета, ибо, при подобных скоплениях голосующих в зале заседаний, большинство, чисто из технических соображений, обречено исполнять роль статистов.

Однако, работа профессиональных математиков не по специальности – это ещё «полбеды». Важно, чтобы остающиеся на «математических постах» исправно «несли службу» и за себя, и «за того парня»! Но именно с этим сейчас – далеко не всё в порядке.

Представляется, что достигнутая на сегодня высочайшая степень специализации профессиональных математиков – это не благо, а беда, означающая утрату математиками ценного качества универсальности как специалистов своего дела.

Вот и не может ректор МГУ найти толкового математика для подготовки отзыва на несложный, но выходящий за рамки учебной программы мехмата МГУ, математический трактат ни в своей семье математиков-профессионалов, ни в целом Институте механики МГУ!

Литература

  1. Садовничий В.А. Теория операторов. – М.: Дрофа, 2004.
  2. Эткин В.А. Энергодинамика (синтез теорий переноса и преобразования энергии). – СПб.: Наука, 2008.
  3. Кабардин О.Ф., Физика, Справочные материалы, учебное пособие для учащихся, 3- издание. – М.: Просвещение, 1991.
  4. Политехнический словарь, издание третье. – М.: Советская энциклопедия, 1989.
  5. Александров Н.В. и др. Курс общей физики. – М.: Просвещение, 1978.
  6. Клейн Ф.Х. Элементарная математика с точки зрения высшей. Том 1. Арифметика, алгебра, анализ. – М.: Наука, 1987.
  7. Ландау Л.Д., Лифшиц Е.М. Теоретическая физика: Учеб. пособ.: Для вузов. В 10 т. Т. I. Механика. – 5-е изд., стереот. – М.: Физматлит, 2001.
  8. Фейнман Р., Лейтон Р., Сэндс М. Фейнмановские лекции по физике. Выпуск 1. Современная наука о природе. Законы механики. Изд.5-е. – М.: Изд-во ЛКИ, 2007.
  9. Петров А.М. Заявка № 97111689/06 на изобретение «Способ получения и использования гравитационной энергии в форме движения рабочей машины, транспортного средства или летательного аппарата», с приоритетом от 15 июля 1997 года (архив Роспатента).
  10. Петров А.М. Гравитационно-резонансные “вечные двигатели” в природе и технике: математическое описание, возможные технические решения для систем наземного и космического применения, расчёт эффективности. – М.: Компания Спутник+, 2001.
  11. Петров А.М. Макроэффекты пространственной локализации, переноса на расстояние и резонансного накопления гравитационной энергии. – М.: Компания Спутник+, 2002.
  12. Петров А.М. Гравитация: методологическая адекватность теории открывает доступ к новому виду энергии на практике. A.Pétrov. Gravitation: l’adéquation méthodologique de la théorie ouvre l’accès à la source énergétique nouvelle en pratique. – М.: Компания «Спутник+», 2003.
  13. Петров А.М. Гравитация и кватернионный анализ. – М.: Тип. «Наука», 2005.
  14. Петров А.М. Векторная и кватернионная парадигмы точных наук. – Компания «Спутник+», 2005.
  15. Петров А.М. Гравитационная энергетика в кватернионном исчислении. – М.: Компания Спутник+, 2006.
  16. Петров А.М. Кватернионное представление вихревых движений. – М.: Компания Спутник+, 2006.
  17. Петров А.М. Кватернионные тайны космоса. – М.: Компания Спутник+, 2007.
  18. Петров А.М. Открытое письмо учёным-математикам по поводу методологического кризиса теоретической физики. – Москва, Компания Спутник+, 2007.
  19. Петров А.М. АнтиЭйнштейн: Переворот в науке, произведённый г-ном Альбертом Эйнштейном. – М.: Компания Спутник+, 2008.
  20. Петров А.М. К проблеме аксиоматической адекватности описания движения в физическом пространстве. Методические заметки. – М.: Компания Спутник+, 2008.
  21. Петров А.М. К теории инерциоидов, гироскопов, вихрей и … perpetuum mobile. – М.: Компания Спутник+, 2009.
  22. Петров А.М. Реактивная динамика открытых систем (резонанс, вихреобразование, гироскопия, электромагнетизм). – М.: Издательство «Спутник +», 2010.

См. также статьи на Интернет-форумах

  1. Двадцать лет спустя или на научном фронте без перемен http://bolshoyforum.org/wiki/index.php/; http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/11481.html; http://www.forum.za-nauku.ru/index.php/topic,1218.0.html
  2. Кризис теоретической физики: признаки, причины, виновники (частный взгляд со стороны на академическую и вузовскую науку) http://bolshoyforum.org/wiki/index.php/
  3. Дефекты математической культуры теоретической физики http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/10890.html
  4. "Математическое безвременье" в отечественной науке http://bolshoyforum.org/wiki/index.php/
  5. Апология науки прошлого и лженауки будущего (о книге В.А.Успенского «Апология математики») http://www.forum.za-nauku.ru/index.php/topic,549.0.html; http://bolshoyforum.org/wiki/index.php/
  6. Практический смысл идейной борьбы в науке http://bolshoyforum.org/wiki/index.php/
  7. Задача о вращающемся волчке: постановка, решение, приложения http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/11300.html
  8. Кеплерова задача – критерий качества точных наук http://bolshoyforum.org/wiki/index.php/
  9. Безопорное движение и гравитационная энергетика: теория и эксперименты, подтверждающие их реальность http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/11134.html
  10. Брахистохрона: начало и конец лагранжево-гамильтоновой механики http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/11262.html
  11. Ab ovo или Ab hoc et ab hac? (ответ на статью “Ab Ovo или "... а Лагранж – против"”) http://bolshoyforum.org/wiki/index.php/
  12. Съезд проигравших отечественную науку http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/11314.html

Ссылки

Личные инструменты