Всех наук великий цензор, или много шума из ничего

Материал из Большой Форум

Перейти к: навигация, поиск
Рухадзе Анри Амвросьевич
Дата рождения:

09 июля 1930 г.

Место рождения:

село Хидистави Грузия

Гражданство:

Флаг СССР

Учёная степень:

Доктор физико-математических наук

Учёное звание:

Профессор

Награды и премии


Дважды лауреат Государственных премий и премии им. М.В. Ломоносова МГУ

Уруцкоев Леонид Ирбекович
Дата рождения:

1953 г.

Место рождения:

Москва

Учёная степень:

Доктор физико-математических наук

Учёное звание:

Профессор

Награды и премии


Пяти кратный лауреат Курчатовских научных конкурсов, лауреат премии им. Ленинского комсомола. Награжден орденом Мужества.

Эта статья — отклик на публичную дискуссию о состоянии современной науки, которая развернулась на страницах «российской научной газеты». Поскольку редакция рассчитывала на «откровенный разговор», то мы и решились на откровенное письмо, правда, без особых надежд на публикацию. Следует отметить, что сам факт того, что такая дискуссия возможна, вселяет определенный оптимизм. Статья академика Натальи Петровны Бехтеревой достойный образец того, как настоящий ученый должен уметь решительно и аргументировано, с одной стороны, и уважительно к оппоненту отстаивать свою позицию, с другой стороны.

Изложение нашей собственной позиции нам хотелось бы начать с общефилософской проблемы познаваемости и непознаваемости окружающего нас мира. Итогом общеизвестной философской дискуссии, которая в XIX-XX веках имела место по этому поводу, стал вывод мир познаваем. Бурный рост научных достижений стал яркой иллюстрацией правильности сделанных выводов. Технологический прорыв, начавшийся с середины прошлого столетия, привел к «головокружению от успехов» не только в умах рядовых членов общества, но и среди ученых. И здесь, как нам представляется, таится угроза фундаментальной науке, ибо именно в период расцвета технологий начинается кризис фундаментальных представлений (или как сейчас принято говорить — парадигмы). У этой закономерности есть своё достаточно простое и общеизвестное объяснение. Дело в том, что результаты, полученные с помощью новых методов, и более совершенных и точных приборов, придуманных и построенных на базе существующих представлений и технологий, рано или поздно начинают входить в противоречие с общепринятой парадигмой. Но достижения и успехи науки представляются столь очевидными, а расхождения с представлениями столь незначительны, что первоначально возникает инстинктивное желание «замести все эти мелочи под ковер». И накопление «не состыковок» продолжается до тех пор, пока ученые не натыкаются на результат, который качественно не удается осознать в рамках существующих представлений. Так в науке бывало не раз и, наверное, так будет всегда. По-видимому, таков объективный путь познания истины. Ученые, полагающие, что здание науки, «в основном построено», очень похожи на путников, которые, уютно расположившись в придорожной корчме на ночлег, полагают, что дорога закончилась.

Все изложенное выше ни в коей мере не может претендовать на оригинальность и новизну, более того, является хрестоматийной истиной и многим может показаться, что не стоило бы об этом и говорить. Но, на наш взгляд, очень даже стоит, так как общее настроение в академических кругах таково, что, похоже, исторические уроки не усвоены. Казалось бы, всем уже набили оскомину разговоры о попытках борьбы с теорией относительности и квантовой механикой, генетикой и кибернетикой и все согласны с тем, что это было ошибкой. И — как результат — создание комиссии РАН по борьбе с «лженаукой». Слегка модернизированной, но отличающейся от прежних комиссий не более чем один вирус гриппа отличается от другого. По форме — эта та же безапелляционность критики при отсутствии веских научных аргументов, та же трескучесть в попытке придания «борьбе» статуса национальной проблемы, а, по сути — желание сохранить незыблемость существующих представлений.

К настоящему моменту в физике сложилась достаточно парадоксальная ситуация: основатели современной физики — А. Эйнштейн, Л. де Бройль, П.Дирак, Э. Шредингер, — как следует из их поздних работ, гораздо сильнее сомневались в незыблемости основ своих теорий, чем их современные последователи. Более того, классики предвидели такое положение вещей. В подтверждение своих слов позволим себе процитировать малоизвестное высказывание Луи де Бройля, которое было опубликовано к 100-летию А. Эйнштейна:

«В силу того, что по самой логике своего развития система научных исследований и научного образования непременно отягощается громоздкими административными структурами, заботами финансирования и тяжеловесным механизмом регламентации и планирования, становится более чем когда-либо необходимым охранять свободу научного творчества и свободную инициативу оригинальных исследований, поскольку эти факторы всегда были и останутся самыми плодотворными источниками великого прогресса Науки».

Так давайте попробуем разобраться в том, какие именно проблемы попали в поле зрения современной комиссии по борьбе с «лженаукой». Это, прежде всего, медицина. Достаточно забавно наблюдать как физики-теоретики, составляющие подавляющую часть комиссии, проявляют трогательную заботу о здоровье населения страны. Мы не обладаем знаниями в области медицины и поэтому не беремся судить, сколько заболеваний лечит и лечит ли вообще тот или другой прибор. На май взгляд, главное, чтобы он не наносил вреда здоровью людей. И причем здесь «лженаука», потребители сами разберутся, помогает ли этот чудо-прибор. Разве мало нам с экранов телевизоров рекламируют и более бесполезных вещей?

А вот в 1986 году, когда к 29 апреля стал понятен масштаб Чернобыльской трагедии, именно академики-физики должны были, проявив настойчивость и мужество, убедить М.С.Горбачева в недопустимости первомайской демонстрации в Киеве. Вот это была бы настоящая забота о здоровье населения страны.

Что касается физиологических и биологических исследований, то Н. П. Бехтерева в своей статье от 25 июня 2003 года предельно ясно изложила суть разногласий с председателем комиссии по борьбе с лженаукой академиком Э. П. Кругляковым. Хотели только добавить, что если Эдуард Павлович хочет пообсуждать биологические и физиологические проблемы с точки зрения физики, то ярким примером для подражания может быть замечательная книга Эрвина Шредингера «Что такое жизнь?». Правда, для этого необходимо иметь высокую профессиональную компетенцию в обсуждаемом вопросе и широкую общую научную эрудицию. В противном случае дискуссия скоре будет напоминать базарную склоку, нежели аргументированную научную позицию. Но, как нам представляется, именно эти компоненты и отсутствуют в большинстве материалов, публикуемых Э. П. Кругляковым. Многие доводы, приводимые Эдуардом Павловичем в дискуссиях и отдельных выступлениях не просто не точны, а настолько ошибочны, что кроме улыбки и сочувствия ничего вызвать не могут. И такое положение вещей, с нашей точки зрения, наносит вред, прежде всего, престижу самой Академии Наук.

В число неблагонадежных попал также известный математик А. Т. Фоменко. В одном из своих интервью Э. П. Кругляков выразил свое отношение к нему следующими словами: «С сожалением могу добавить: есть в Академии академик-математик А. Т. Фоменко, широко известный своими, мягко говоря, странными сочинениями по поводу новой хронологии». Давайте попытаемся разобраться, в чем же обвиняют А. Т. Фоменко. Суть дела состоит в том, что А. Т. Фоменко, основываясь на результатах радиоуглеродного анализа различных исторических памятников, построил модель, которая вошла в противоречие с общепринятой хронологией. В чем истинная причина расхождения на сегодняшний день сказать трудно. То ли в результаты анализа вкралась какая-то систематическая ошибка, то ли под влиянием каких-то непонятных факторов изменялся привычный для нас период полураспада. Полностью нельзя исключить и другую возможность, т.е. что историческая хронология преднамеренно искажена. Ведь сейчас на наших глазах американские историки существенно переписывают историю Второй Мировой войны. Да что там американские, «царь-кровопийца» Николай II и вождь мирового пролетариата В. И. Ульянов (так учили в школе, по крайней мере, нас) переписаны, один — в святого, а другой — в губители России. Так что история, к сожалению, непредсказуема. И нам кажется, что прежде чем обрушивать огонь критики на А. Т. Фоменко, быть может, академикам-историкам стоило бы тщательно разобраться с нашим недавним историческим прошлым.

Но, конечно же, передовым краем борьбы с «лженаукой» является проблема «торсионных полей». И нельзя не согласится с тем, что критические высказывания Э. П. Круглякова по этому поводу далеко не беспочвенны. Но. быть может, комиссии но борьбе с «лженаукой» в этом вопросе стоит изменить тактику и дать возможность А. Е. Акимову, в порядке дискуссии, опубликовать результаты его экспериментов в научном журнале. И, наверно, тогда научное сообщество само составит мнение о проблеме. А то получается так. что критических замечаний много, а что именно критикуется понять невозможно, т.к. А. Акимов ничего не может опубликовать в доступном научном журнале. Попутно хочу отметить, что практика реферирования научных статей сейчас достигла такой высоты виртуозности, что можно смело утверждать, что ни И. Ньютон, ни Д. К. Максвелл, ни тем более А. Эйнштейн не смогли бы сейчас опубликовать ни одной своей работы.

Нам представляется, что совсем другой вопрос — это работы Г. И. Шипова. Понятно, что если ученый по тем или иным причинам неудачно назвал выведенное им уравнение, то этот факт никак не может влиять на правильность и неправильность самого уравнения. Поэтому хотелось бы понять, что так не нравится комиссии по борьбе с «лженаукой» в работах Г. И. Шипова: постановка задачи, ошибка в вычислениях или трактовка результатов?

Ознакомившись с научными трудами Э. П. Круглякова и понимая сколь далека область его научных интересов от проблем общей теории относительности, мы прекрасно осознаем, что для него весьма затруднительно дать аргументированный критический анализ работ Г. И. Шипова. Быть может, другие члены комиссии возьмут на себя этот труд и опубликуют его результаты в научном журнале. Первая попытка такой публикации в журнале «Успехи физических наук» выглядит весьма неубедительно и больше похоже на разбор сочинения школьника, допустившего стилистические огрехи и неточность в высказываниях.

Нам вообще не очень понятно, почему дискуссия на страницах научного журнала воспринимается научным обществом исключительно как выяснение личных отношений? Нам представляется, что квалифицированная, но доброжелательная критика совершенно нормальное явление в научном мире, более того, просто необходимая составляющая процесса познания. Исходя из собственного опыта, можем сказать, что достаточно жаркая, но уважительная дискуссия с Ж. Лошаком (учеником де Бройля) очень многому научила нас, позволив уяснить достаточно тонкие места квантовой механики и электродинамики. А ему, в свою очередь, она позволила намного лучше понять тонкости экспериментов одного из нас (Л. Уруцкоева). Так что, от нормальной дискуссии выигрывают все.

Относительно экспериментальных работ по преобразованию «титана в золото», хотели бы заметить, что их результаты опубликованы в научной печати. И будем весьма признательны комиссии по борьбе с «лженаукой», если она опубликует свои критические замечания в научном журнале.

Пользуясь случаем, хотим публично задать два вопроса академику Э. П. Круглякову как председателю комиссии по борьбе с «лженаукой» и как бывшему секретарю парторганизации.

  • 1.Эдуард Павлович, ответьте, пожалуйста, как, по вашему мнению, научный коммунизм — это наука или «лженаука»? Ответ не очевиден. Если да, то тогда получается, что Академия Наук 70 лет «пригревала» лженауку. Если наука, то тогда почему мы не пользуемся ее достижениями?
  • 2.В своих выступлениях вы так часто подчеркиваете свое бескорыстие и корыстолюбие всех остальных, что невольно напрашивается нескромный вопрос. А не объясняется ли вся эта шумиха по борьбе непонятно с чем простой попыткой создания очередной бюрократической структуры в рамках Академии Наук с целью возглавить её?

Ссылки

Личные инструменты